среда, 3 декабря 2014 г.

Гай Клакстон. Развитие интуиции. Как принимать верные решения без сомнений и стресса

Гай Клакстон. Развитие интуиции. Как принимать верные решения без сомнений и стресса
Большинство из нас пытаются решать проблемы, используя логику. Как говорит автор этой книги, «голосов философии, поэзии и воображения почти не слышно — миром правит наука и строгие причинно-следственные связи». Нам часто приходится принимать решения быстро, находясь под давлением руководства, конкурентов, партнеров.

Многочисленные исследования и эксперименты показывают, что многие проблемы решаются гораздо лучше, если довериться медленному, интуитивному мышлению. Попробуйте размышлять менее линейно и строго, более творчески — и вы убедитесь, что такой способ мышления может обеспечить значительное преимущество.

Книга расскажет, как принимать правильные решения, используя свои творческие возможности и интуицию. Для всех, кого интересует, как работает наше мышление и интуиция.

Глава из книги:

Самоосмысление


Как-то раз психотерапевт Джозеф Маслинг принимал клиента, который ходил к нему уже два года, — умного, хорошо образованного мужчину среднего возраста. Клиент в очередной раз поведал Маслингу о своих постоянных неудачах, на что тот ответил: «Складывается впечатление, что вы думаете, будто у вас нет права быть счастливым». Мужчина тут же начал беспокойно почесываться, пока, в конце концов, не успокоился, и, помолчав некоторое время, спросил: «Простите, что вы сказали?» Другой клиент Маслинга, молодая дама, которая почти закончила обучение по стипендиальной программе, причем очень успешно, в подобной ситуации повела себя точно так же. Когда Маслинг заметил: «Вы обратили внимание, что вам гораздо проще рассказывать мне о неудачах, чем об успехах?» — она сначала долго ерзала на стуле, а потом попросила повторить, что тот сказал.

Майкл Каннингем. Снежная королева

Майкл Каннингем. Снежная королева
Герои романа “Снежная королева” – братья Баррет и Тайлер, истинные жители богемного Нью-Йорка, одинокие и ранимые, не готовые мириться с утратами, в вечном поиске смысла жизни и своего призвания. Они так и остались детьми – словно герои сказки Андерсена, они блуждают в бесконечном лабиринте, пытаясь спасти себя и близких, никого не предать и не замерзнуть. Особая роль в повествовании у города, похожего одновременно на лавку старьевщика и неизведанную планету, исхоженного вдоль и поперек – и все равно полного тайн. Из места действия Нью-Йорк незаметно превращается в действующее лицо, причем едва ли не главное.

Майкл Каннингем, автор знаменитых “Часов” и “Дома на краю света”, вновь подтвердил свою славу одного из лучших американских прозаиков, блестящего наследника модернистов. Тонко чувствующий современность, Каннингем пытается уловить ее ускользающую сущность, сплетая прошлое и будущее, обыденное и мистическое в ярком миге озарения.

Отрывок из книги:

Все позади. Верится в это с трудом.

И тем не менее. Несколько месяцев как позади.

Скорее всего, болезнь еще вернется. Она почти всегда возвращается. Если однажды в силу некоей загадочной причины организм выказал слабость к безумному размножению клеток, охоту к убийственному росту, эти слабость и охота пребудут с ним до конца. Стремление к избыточной репродукции, пусть задавленное, запечатлевается в памяти тела, и по прошествии времени организму гораздо ярче помнится не возврат к умеренности, а безбрежный экстатический отрыв (только мозг ящерицы постигает смерть), и рано или поздно он обычно снова пускается в этот отрыв, оставив всякие попытки сопротивления.

Но сейчас рака нет.

Татьяна Полякова. Миссия свыше

Татьяна Полякова. Миссия свыше
«Четверо людей в прежней жизни дали клятву встретится в другой жизни. Страшную клятву, кровавую. Трое уже встретились. Ждут вас». Эти слова сказал мне как-то заезжий гуру в буддийском центре, куда я забрела от нечего делать. Надо признать, слова гуру произвели впечатление, как ни старалась я отнестись к ним с юмором. Теперь я то и дело ловила себя на мысли, что чего-то жду. Благих перемен в своей судьбе? Некого события?.. Но время шло, странная история вызывала теперь досаду и разочарование: в глубине души я рассчитывала на приключение, даже когда в сердцах называла гуру шарлатаном. И вот однажды, я получила игральную карту, даму червей, с указаниями на обороте времен и места встречи…

Отрывок из книги:

В каждом городе есть такие места, о существовании которых горожане не подозревают, даже если живут здесь довольно долго. Хотя, может, я из тех, кого особенно внимательной не назовешь. Ходишь несколько лет по одной и той же улице, смотришь на одни и те же дома, а задай вопрос, сколько там этих самых домов, сколько этажей в каждом: три, четыре, пять? Или количество подъездов? И не всегда ответишь.

Подобным рассуждениям я была обязана тому, что, свернув в подворотню, вдруг увидела на стене надпись: «Буддийский центр» и стрелку, указывающую куда-то в глубь двора. Туда мне было точно не надо, но я прошла метров сто и обнаружила небольшое двухэтажное здание, не так давно отреставрированное, с резной дверью. Рядом цветочки в вазонах и скамеечка с предупредительной табличкой «У нас не курят». И здание, и табличку я видела впервые, раньше мне и в голову не приходило сюда заглянуть. Что мне здесь делать? Подворотня интересовала меня по одной причине: служебный вход в фирму, где работала Варька, находился именно в подворотне, а сама фирма, соответственно, занимала часть здания девятнадцатого века (скажем прямо, не лучшую его часть), фасадом выходящего на одну из центральных улиц города. Дома тут стояли вплотную друг к другу, а в хитросплетении старых дворов немудрено и заплутать. В общем, буддийский центр мог появиться здесь всего лишь на днях, а мог существовать и год, и два, и даже больше: просто на надпись и стрелку я не обращала никакого внимания. Промежуточный вариант: центр был, а стрелку намалевали совсем недавно.

Юлия Петрова. Ничья по-английски. Исповедь эмигрантки

Юлия Петрова. Ничья по-английски. Исповедь эмигрантки
Вот ты и приобрела новую профессию… профессию, которая называется эмигрантка… Она не требует от тебя ничего: твои знания и умения ей не интересны. Она даже не спросит, что ты хотела бы дать этой новой стране… Ей от тебя просто ничего не нужно… Девушка Маша улетает с Украины в город своей мечты Лондон. Кажется, судьба повернулась к ней лицом и широко улыбнулась. Здесь так сказочно красиво! Но никому нет дела до девушки, которая пробует стать своей в этом чопорном мире… Чтобы хоть как-то подбодрить себя, Маша ведет счет своих личных побед и поражений. Только она еще не знает, что НИЧЬЯ по-английски — это крушение всех надежд…

Глава из книги:

Я заболела. Может быть, подхватила вирус от индуса, который сидел возле меня в автобусе и всю дорогу сморкался. А, может, потому что спала голышом в гостиничном номере. Как бы там ни было, к вечеру я уже с трудом ходила. Лин Хва принесла мне термометр, и он показал 38,5 градуса!

У меня не было медицинской страховки. Совсем. Когда приезжаешь в Англию со статусом визитера, единственным вариантом является стандартный полис от несчастных случаев — таких, как сердечный приступ или сломанная нога. Но даже в этом случае получить на Украине компенсацию очень проблематично. Нет, точнее невозможно. По крайней мере, я слышала это от людей, которые попадали впросак со страховыми компаниями. Логично, что тратить деньги на жуликов мне не захотелось.

Так что, для меня лечение не предполагалось.

На Украине я почти никогда не посещала поликлиники. Мне казалось более надежным лечиться самостоятельно. Я знала, какие лекарства нужны при простудах, знала, как избавиться от бронхита, могла даже одолеть гнойную ангину. Только вот мне никогда прежде не приходилось это делать в чужой стране.

Приготовив свой арсенал легких препаратов — таких, как портативный ингалятор и таблетки стрептоцида — я собралась бороться с болезнью.

«Еще одно испытание!», — подумалось мне.

Джим Батчер. История призрака

Джим Батчер. История призрака
Итак, он умер. Гарри Дрездена больше нет.
Вернее, его больше нет в мире людей - но в новой, призрачной послежизни так трудно разобраться! Прежде всего, пока он пребывал между жизнью и смертью, прошло несколько месяцев, и в Чикаго все переменилось: улицы заполонили банды некромантов, охотящихся за любым мало-мальски наделенным колдовскими способностями человеком. Друзья Дрездена вынуждены ежедневно давать отпор неизвестно откуда взявшимся агрессорам и пребывают в унынии. Гарри и рад бы помочь, но что он может — бесплотный дух, лишенный прежних способностей?
Однако Дрездену придется здорово поднапрячься, используя весь свой ум и смекалку, накопленные за годы жизни, — ведь если не поторопиться, призраку чародея грозит... окончательное и бесповоротное исчезновение!

Глава из книги:

Проскользнув сквозь стальную дверь, я нырнул в царившую за ней черноту. Я постоял немного, пока глаза не начали разбирать окружение, а потом осторожно двинулся вперед.

Примерно через два или три фута я прекратил изображать из себя Скуби-Ду и просто пошел дальше. Просто так, вразвалочку. Ведь я же не мог наступить на сухую ветку или опрокинуть пустую канистру, вообще шуметь не мог, верно? Когда ты призрак, у тебя и проблемы другие: производить шум можно не бояться, главное — чтобы тебя не увидели.

Тем более никто, кого могло бы обеспокоить мое присутствие, не станет полагаться на слух.

Я напряг свои чародейские чувства.

Под чародейскими я имею в виду что-то вроде чувств, скажем, паука. Обостренное осязание паука дает ему знать о приближении опасности, но оно же извещает его о добыче. Чародейское чутье такого, конечно, не может (хотя, полагаю, как следует потренировавшись, можно добиться и чего-нибудь в этом роде). Зато оно помогает распознать присутствие чужой магии — как естественных ее потоков, так и искусственно наведенных. И вам не надо для этого специально сосредотачиваться — для любого, обладающего нашими способностями, это естественное свойство.

Дэниел Сильва. Англичанка

Дэниел Сильва. Англичанка
Мадлен Хэрт — красивая, умная, целеустремленная молодая женщина, восходящая звезда британской политической арены. Но у нее есть тайна: она любовница премьер-министра Джонатана Ланкастера. И эта пикантная история не остается без внимания: девушку похитили и требуют, чтобы британский лидер дорого заплатил за свои грехи. Опасаясь скандала, грозящего разрушить его карьеру, Ланкастер без огласки привлекает к поисковой операции британскую и израильскую контрразведку.

Кто стоит за похитителями? Каким образом в этой истории замешана российская энергетическая компания? И кто же такая на самом деле Мадлен Хэрт?..

Главы из книги:

Саманта Кук была хорошим репортером и, как любой хороший репортер, умела создать нужный информационный фон для истории. Габриель, прежде живший в Соединенном Королевстве, информацией владел. Он знал, например, что Джереми Фэллон учился в Университетском колледже Лондона и работал копирайтером в сфере рекламы, прежде чем податься в политику и примкнуть к Партии. Фэллон понял, что их методы пиара давно устарели: Партия продавала товар, который никто — и уж тем более британский электорат — не хотел покупать. Перво-наперво он изменил подход к получению голосов. Фэллона не заботило, за какую партию голосует тот или иной избиратель; он хотел знать, где избиратель тратит деньги, что смотрит по телевизору и кем видит своих детей в будущем. И больше всего — чего избиратель ожидает от правительства. Так, втихую, работая вдали от глаз общественности, Фэллон переписал политику Партии, дабы та могла отвечать требованиям современного британского электората. Затем отправился на поиски адекватного продавца, который мог бы протолкнуть товар на рынке. Таким продавцом оказался Джонатан Ланкастер: с поддержкой Фэллона он возглавил Партию, а через полгода — правительство.

Михил Строинк. Как если бы я спятил

Михил Строинк. Как если бы я спятил
Беньямин, успешный молодой художник, неожиданно для себя попадает в строго охраняемую психиатрическую больницу. Он не в силах поверить, что виновен в страшном преступлении, но детали роковой ночи тонут в наркотическом и алкогольном тумане. Постепенно юноша восстанавливает контроль над реальностью и приходит в ужас, оглядываясь на асоциального самовлюбленного эгоиста, которым он когда-то был. Шаг за шагом Беньямин снова превращается в человека, который, казалось бы, твердо стоит на земле. Но в этот момент ему приходит письмо, которое не оставляет от вновь воссозданного мира камня на камне…

Голландский писатель Михил Строинк (р. 1981), изучая литературу в университете Утрехта, в течение четырех лет подрабатывал в одной из городских психиатрических клиник. Личные впечатления автора и рассказы пациентов легли в основу этой книги.

Отрывок из книги:

На часах ровно 8:45. Если в девять у тебя с кем-то назначена встреча и без пятнадцати девять его еще нет, ты начинаешь лихорадочно отсчитывать минуты. Я нервно нарезаю еще один круг по слишком тесному кабинету, где мы договорились встретиться с доктором-неумейкой.

Мне надо привыкнуть к новому формату моей жизни, и, может быть, я иногда напрасно порю горячку. У меня есть новая и ясная цель: я хочу вылечиться, стать нормальным человеком и выйти на свободу. Поэтому каждый потерянный миг каждого дня вдруг наполняется сомнениями и горькими размышлениями.

Без пяти девять объявляется доктор-неумейка.

— Ну наконец-то! — неожиданно для себя изрекаю я. В последнее время я часто выражаю незнакомые доселе эмоции.

— Молодец, Беньямин, ты пунктуален. Присаживайся, я пока налью кофе.

Гийом Мюссо. Завтра

Гийом Мюссо. Завтра
Он — профессор философии в Бостонском университете, который горько оплакивает смерть жены.
Она — сомелье в нью-йоркском ресторане, которая недавно рассталась с любимым человеком.
Казалось бы — у них нет шансов встретиться
Но в наш век высоких технологий возможно всё.
Мэтью становится владельцем ноутбука, некогда принадлежавшего Эмме, — так начинается их знакомство. 
А когда он понимает, что его новая приятельница живет в 2010 году, а он — в 2011-м, у него созревает дерзкий план.
Теперь судьба Мэтью — в Эмминых руках. Ведь еще год назад его жена была жива, а значит, ее гибель можно предотвратить. Главное — уговорить Эмму ему помочь…

Отрывок из книги:

Амфитеатр переполнен студентами, но в аудитории мертвая тишина.

Стрелки на бронзовом циферблате старинных настенных часов показали два часа сорок пять минут. Лекция по философии молодого преподавателя Мэтью Шапиро близилась к концу.

Эрика Стюарт, студентка двадцати двух лет, сидела на первом ряду и не сводила с преподавателя глаз. Вот уже целый час она безуспешно пыталась привлечь к себе его внимание, согласно кивая каждому его замечанию и всем своим видом показывая, как завороженно она его слушает. Усилия пропадали втуне, однако безразличие преподавателя делало его образ еще притягательнее.

Моложавое лицо, короткая стрижка и пробивающаяся бородка наделяли Мэтью Шапиро необыкновенным шармом в глазах студенток, и не одна вздыхала о нем. Потертые джинсы, высокие ботинки, водолазка — Мэтью был похож скорее на студента или аспиранта, чем на своих коллег, что с суровым видом шествовали по студенческому городку. Однако привлекательная внешность была не главным его достоинством, главным было красноречие.

На грани разумного

На грани разумного

Когда-то, много веков назад, у некоторых землян было хобби: они с удовольствием выискивали в фильмах и книгах ошибки. Теперь, когда реальных сведений о той эпохе осталось совсем немного, похожим делом занялись историки. Облик прошлого вполне можно восстановить и по художественным произведениям - но сначала надо понять, где кончаются достоверные свидетельства об эпохе и начинаются домыслы авторов.

Когда историки взялись за фантастику XX-XXI веков, они были готовы к любым неожиданностям. Но никто не был готов к тому, что даже поведение персонажей будет на каждом шагу противоречить здравому смыслу...

Здесь приводится сокращённая стенограмма, записанная во время рабочих заседаний в библиотечном архиве.