вторник, 29 октября 2013 г.

Евгений Гаглоев. Зерцалия. Центурион

Приключения российской школьницы, оказавшейся наследницей Калиостро, продолжаются. Шагнув в зеркало, Катерина Державина и ее друзья попали в притягательную и загадочную Зерцалию. Они сразу же оказываются в гуще разнообразных событий: Катерина спасает от чудищ незнакомую девочку, отправляется в подземное логово Оракула Червей на поиски похищающего детей колдуна и узнает тайну своего рождения. Позже ей предстоит встретиться со своей матерью и даже… с самим Калиостро. А в это время на Земле Матвей, превращенный в центуриона, ищет зеркала Трианона, чтобы предотвратить новые злодеяния колдунов и магов из Зерцалии. 

Отрывок из книги:

Глава 1. Сквозь каменное зеркало

Когда в эти края пришла тьма?

Старожилы утверждали, что в окрестностях Вест-Хеллиона, небольшого городка, где жили в основном рабочие с завода Мастера Зеркал давно творилось нечто ужасающее, но в последнее время ситуация стала просто невыносимой.

Слуги Властелинов вконец распоясались. С жителей городка брали непомерные налоги, заставляли работать до седьмого пота, днями и ночами не выходя с зеркального завода. И горожане терпели, страшась мести темных магов. Однажды, много лет назад, здесь произошло восстание, которое было подавлено самым безжалостным способом, и повторения тех кровавых событий никто не хотел. Но теперь, когда вдобавок ко всему в Вест-Хеллионе стали пропадать дети, народ начал роптать.

Замороженный город


Я жадно вглядываюсь в иллюминатор, пытаясь вычленить хоть какие-то контуры в бескрайней тундре. Тщетно. Непроглядная синева полярной ночи скрывает землю. Внезапно из-под крыла самолета выплывает прямоугольник здания, очерченный по периметру сиянием огоньков. Значит, нет тумана, самолет уже почти приземлился, и все, что открывалось моему взору, и есть укутанная снегом тундра, сливающаяся на линии горизонта с хмурым предрассветным небом.

Практически круглый год в Норильск можно попасть только воздушным путем. Летом, правда, на два месяца открывается навигация по Енисею, и за неделю сюда можно доплыть из Красноярска. Да сухогрузы круглый год тянутся по Северному морскому пути. Но главные ворота города все же - воздушные.

Приятный голос стюардессы сообщает: «За бортом минус 27 градусов», и в самолет врывается ледяной воздух, от которого щиплет щеки и нос. Автобус двигается в сторону Норильска. За окном зыбким призраком проплывает поселок военных летчиков Алыкель, недостроенный и уже полузаброшенный. Вдоль обочины тянутся трубы теплотрасс и электрические столбы. Сквозь клубы пара и дыма проявляются очертания крупнейшего и сравнительно молодого металлургического комбината «Надежда». Все вместе складывается в идеальные декорации к фильму о ядерной катастрофе.

Большая птица


На земле передо мной большая круглая куча, похожая на красноватую грязь. По размеру она примерно с бейсболку и усеяна ягодами и семенами - их там больше пяти десятков. Некоторые из семян крупнее, чем косточка авокадо.

Я опускаюсь на колени, чтобы получше рассмотреть находку, и принюхиваюсь. Пахнет фруктами с легкой примесью уксуса. Еще ощущается пряный, резковатый запах - как у крепкого черного чая. Своеобразно, но не сказать, чтобы неприятно. Что это такое? Это птичий помет. Большая куча большой птицы.

Встаю и оглядываюсь по сторонам. Я в дождевом тропическом лесу Дейнтри, в двух часах езды вдоль тихоокеанского побережья от города Кэрнс на крайнем севере Австралии. То тут, то там лучи света пронизывают полог леса, и по земле скачут большие солнечные зайчики. На дереве неподалеку от меня пристроился австралийский лесной дракон - красивая ящерица с гребнем на голове и шипами вдоль хребта. Где-то поют насекомые. Но - никаких следов большой птицы.

Унесенный ветром


Знаменитый охотник за ураганами, исследователь Тим Самарас был страстно предан своему увлечению. В стремлении понять, что происходит внутри воронки, он путешествовал на огромные расстояния и однажды вечером заехал на проселочную дорогу в штате Оклахома. Эта дорога стала для него роковой.

31 мая 2013 года, шесть часов вечера. Сидящий на пассажирском сиденье белого «Шевроле Кобальт» Тим Самарас, 55-летний охотник за торнадо, бросает взгляд в объектив камеры, которую на него навел водитель. Затем он отворачивается к окну: за стеклом округ Эл-Рино, штат Оклахома. Пшеничные поля темнеют на глазах, ходят ходуном под яростными порывами ветра. Не более чем в трех с половиной километрах от машины два смерча спускаются к земле из необъятной черноты. Нельзя сказать, что в голосе мужчины, запечатленного на видео, звучал ужас; впрочем, не было и сухой констатации фактов. «Бог ты мой, этот будет огромным», - говорит Тим.

Затерянный мир Генри Форда


К началу 20-х годов прошлого века автомобильная империя Генри Форда подошла на пике успеха. Всего за 10 лет, благодаря невероятной популярности Model T, вошедшей в историю под прозвищем «Жестянка Лиззи», и внедрению революционной конвейерной технологии сборки, Ford Motor Company превратилась в индустриального монстра, для которого, казалось, не было ничего невозможного.

Будучи по своей природе диктатором, Форд ненавидел непредсказуемость и хаос. «Хаос уничтожает прибавочную стоимость, — любил повторять он. — Поэтому я уничтожаю хаос». Поставщики ванадиевой стали пытаются играть ценами? К черту переговоры! И безжалостный Форд, презирающий коммерческую дипломатию, сначала банкротит, а затем скупает за гроши угольные шахты, месторождения железной руды, электростанции и железные дороги. Стекольщики гонят брак? Фордовские инженеры в кратчайшие сроки создают инновационный метод производства дешевого автостекла. Деревообрабатывающие фабрики не поспевают за спросом (вплоть до 1927 года колеса для Model T гнули по старинке — из твердого ясеня)? И через пару месяцев у Форда появляется собственная мастерская мощностью 10 тысяч лафетных колес в сутки. Железнодорожные компании повышают тарифы на доставку готовой продукции дилерам на Тихоокеанском побережье? Отныне Ford Motor Company будет иметь свой грузовой флот.

Восточная эстетика


Для большинства из нас автомобиль — всего лишь транспортное средство. Но есть и другая, особенная категория водителей, для которых их машина — и любовь, и смысл всей жизни. И они наряжают ее, как любимую женщину, — не скупясь и от души.

Искусству везде найдется место — не только в музеях и выставочных залах, но и на пыльных горных дорогах под палящим солнцем. Расписанный яркими красками старый «бедфорд», хрипящий под грузом текстильных обрезков на крутом каракорумском подъеме, — отличное тому подтверждение.

На все две стороны


Автомобиль — это прекрасно, даже несмотря на то, что все время, пока человечество «приручает» железных коней, это достижение инженерной мысли вызывает массу споров. История знает случаи, когда страсти достигали нешуточного накала из-за того, что люди не могли договориться об элементарных, казалось бы, вещах. Одна из таких «вечных» тем — с какой стороны дороги ездить и по какому борту автомобиля должен располагаться руль.

В основе многих проблем лежит человеческая физиология. Каждый старается облегчить себе жизнь и сделать так, как ему удобнее. Вероятно, что и основа всего движения по дорогам когда-то была заложена благодаря тому, что правши преобладали над левшами. А все остальное стало лишь производным. Версий того, почему люди стали двигаться по той или иной стороне дороги, — десятки, и многие из них противоречат друг другу. Вот лишь несколько примеров. Воины двигались по левой стороне, чтобы было удобно рубить врага мечом, зажатым в правой руке. Или: воины двигались по правой стороне, чтобы было удобнее прикрываться щитом в левой руке, пока рубишь врага правой. Или: двигались по левой стороне, чтобы демонстрировать безоружную правую руку. Отсюда, кстати, и пошло рукопожатие: мол, смотри, в руке нет оружия.

Дэн Кеннеди. Умный маркетинг в жесткие времена

Дэн Кеннеди - известный бизнес-тренер, один из первых специалистов в области информационного бизнеса, автор бестселлера «Продающее письмо» и «Жесткий менеджмент». Более миллиона бизнесменов ежегодно прислушиваются к его советам; участие в семинарах Кеннеди оценивается в 2–5 тысяч долларов, а начальная ставка за один день консалтинга составляет 16 800 долларов.

Эта книга о том, как предельно четко определить преимущество вашего продукта, как донести эту информацию до потенциальных клиентов, как составить работающий маркетинговый план, и все это с минимальными затратами. Книга даст внимательному читателю возможность получить бизнес-консультации из первых рук, инвестировав только свое время и внимание.

Для тех, кто хочет продвинуть свой бизнес не только вперед, но и вверх.

Отрывок из книги:

Предисловие

Я всегда испытываю неловкость, когда в самолете или на неформальном мероприятии меня спрашивают о роде моих занятий. Часть своего рабочего времени я выступаю в роли профессионального спикера, разъезжая по стране с платными выступлениями преимущественно на тему данной книги, как разработать идеальный маркетинговый план, и ее предшественницы, книги «Продающее письмо». Однако я не считаю себя спикером. Многие даже не понимают, что это такое.

В большей степени я считаю себя консультантом по маркетингу, поэтому именно так часто и представляюсь. Однажды на вечеринке какая-то дама, услышав это, удивленно вскочила: «Неужели? Консультант по маркетингу? Отлично. Не первый год хочу узнать, и до сих пор не у кого было спросить — почему у каждой чертовой тележки в супермаркете сломано одно колесо?»

Итак, что же такое маркетинг?

Наталья Щерба. Часодеи. Часограмма

Часодейный мир волнуется: Астрагор, враг эфларских часовщиков, вернулся и жаждет мстить. Нортон Огнев бросил ему вызов, Василиса хочет помочь отцу. Вместе с друзьями она пытается разгадать тайну ржавого обломка, найденного в Расколотом Замке, учится новым часодейным премудростям и открывает для себя неизведанные тайны управления Временем. Ключников ждут опасные и захватывающие приключения, первые потери, жёсткая борьба и встреча с настоящим злом.

Василисе предстоит сделать трудный выбор, разгадать самую важную тайну в её жизни. Справится ли она с невероятной ответственностью, вдруг обрушившейся на её юные плечи?

Отрывок из книги:

Вступление

Замок спал. Давно исчезли огни в комнатах, погасли ярко-желтые длинные отсветы окон на каменных плитах двора.

В раскрытое окно Зеленой комнаты дул южный ветерок, принося с собой легкий и свежий аромат цветов. Василиса полулежала на подоконнике, наблюдая, как на небе одна за другой загораются в дрожащем блеске жемчужно-яркие звезды.

В огромном саду Чернолюта, утопающем в молодой июньской зелени, беспрестанно верещали сверчки. Слышалось ленивое кваканье жаб, прижившихся в прудах и бассейнах замка, иногда где-то далеко сонно вскрикивала птица — ночь наполнялась привычным, несуетным многоголосьем.

Спать не хотелось, но Василиса давно разостлала постель для виду. Госпожа Фиала осталась в Черноводе, но за распорядком дня девочки все равно следили клокеры. И если в ее комнате после полуночи будет гореть хотя бы один светильник, кто-нибудь из механических слуг обязательно придет и загасит огонь без всяких возражений. Да еще спать уложит!

У Василисы вошло в привычку каждый вечер перед сном вспоминать и обдумывать самое важное, что произошло с ней за день пребывания в замке Черной Королевы: интересные уроки с Ми-раклом или Мендейрой, веселые и немного опасные тренировки с Грозой, увлекательные занятия с Мааром и его дедом в часовой мастерской. Но чаще всего ее мысли, словно разноцветные цифры из часового флера, возвращались к последнему вечеру с друзьями в Черноводе.