понедельник, 5 мая 2014 г.

Кристи Доэрти. Ночная школа

Кристи Доэрти. Ночная школа
Отчаявшись перевоспитать дочь (третий арест за год!), родители отдают Элли в закрытый пансионат – солидное и мрачное заведение с почти тюремным режимом вдалеке от городов. Элли готовится к худшему, но вдруг с изумлением обнаруживает, что окружают ее вовсе не трудные подростки вроде нее самой, а отпрыски богатейших семей Европы, воспитанные гувернантками и путешествующие на личных самолетах.Сначала Элли больше интересует учеба, подружки, мальчики и чудные наряды к школьному балу.А потом происходит первое убийство.Академия Киммерия оказывается очень могущественным и опасным местом, где одна тайна тянет за собой другую – и кто знает, какую цену заплатит Элли за свое неуемное любопытство.

Глава из книги:

Когда в понедельник возобновились занятия, у Элли появилось странное чувство, что все происшествия уикенда ей просто приснились. Все ученики пришли на уроки вовремя и заняли в классах свои привычные места. Джерри и Желязны держали себя с ней так, как если бы никто из них не видел ее у летнего домика ночью под проливным дождем.

Сильвиан на уроке английского языка отсутствовал, но Картер пришел, опоздав как обычно на пару минут, и лишь виновато улыбнулся, когда Изабелла одарила его укоризненным взглядом. Единственной приметой реальности недавних событий была повязка у него на голове.

В перерыве между занятиями Элли встретила в библиотеке Джу, и девочки шепотом поведали друг другу, что с ними произошло после того, как они расстались. Джу сказала, что Гейбу даже не пришлось зашивать рану на руке и что медсестра одобрительно отозвалась о наложенной Элли повязке.

Роман Арбитман. Как мы с генералиссимусом пилили Луну

Роман Арбитман. Как мы с генералиссимусом пилили Луну
Новая книга Романа Арбитмана — не роман, не повесть и даже не сборник рассказов. «Первая попытка мемуаров», как заявлено в подзаголовке. Однако события, которые происходят на её страницах, имеют самое непосредственное отношение к истории жанра - и по фантастичности дадут фору иному многотомному героическому эпосу об эльфах и троллях.

Роман Эмильевич Арбитман, литературовед, критик и журналист из Саратова, — одна из самых неудобных фигур в российском фэндоме. Авторитеты он не признаёт (за редкими исключениями), за словом в карман не лезет, в выражениях не стесняется. Едок, ироничен, неполиткоррсктен. Словно Фантомас, Арбитман-критик набрасывается на жертву внезапно - и разит наповал. И так же, как Фантомас, обожает маски - вылепленные тщательно, с любовью, не менее выразительные, чем иная реальная писательская физиономия. Забавным и поучительным приключениям виртуальных личностей, которых породил Роман Эмильевич за тридцать лет без малого, и посвящена его мемуарная книга «Как мы с генералиссимусом пилили Луну».

Разумеется, не все виртуалы Арбитмана имеют непосредственное отношение к фантастике. Удачливый версификатор Вениамин Петров, например, прославился в середине восьмидесятых в саратовском поэтическом андеграунде — и сгинул навеки при переходе советско-бельгийской границы. Журналист Аркадий Данилов успел опубликовать несколько сенсационных материалов, в том числе интервью-мистификацию с Вероникой Кастро (звездой телесериала «Богатые тоже плачут») и рецензию на несуществующую книгу американских исследователей о кремлёвских вождях-некробионтах, а затем отступил в тень. Правда, его затейливые фантазии успели вызвать локальный переполох в администрации Руслана Хасбулатова, но этот скандальчик померк на фоне дальнейших событий — если кто и помнит сегодня все его подробности, то только сам Арбитман. Чуть больше повезло с выбором жанра Эдуарду Бабкину, отставному оперу линейного отдела милиции. Кроме подборки «железнодорожных детективов», он написал в соавторстве (и выпустил в виде книжки-раскраски гигантского формата) «Большое космическое приключение Арика и Пети» - забавную, но совсем недетскую вещь, которая в 1994 году номинировалась на премии «Интерпресскон» и «Бронзовая улитка».

Счастья и удачи!

— Поздравляем с Новым годом! — пробасил Дед Мороз, придерживая сползающую бороду.

— С наступающим годом Лошади вас! — звонко добавила Снегурочка в искрящейся шубке. — Желаем отличного настроения, счастья и удачи!

У Панина сладко, как в далёком детстве, трепыхнулось сердце.

— Спасибо, — сказал он и опустил голову, чтобы не было видно, как у него предательски увлажнились глаза. — Да, конечно... Счастья и удачи...

— Стишок рассказывать не заставлю,— добродушно продолжал Дед Мороз, наконец-то водрузив бороду на место. — Подарок вы и без того заслужили. Вот, глядите, какая красавица! Запустив руку в мешок, он для виду покопался в нём, затем вынул и торжественно поставил на стол симпатичную лошадку-робота. С первого взгляда было ясно, что это самоделка. В описи груза таких игрушек не значилось, поэтому подарок, очевидно, собирали из всех подвернувшихся под руку запчастей и материалов. И сработали его не абы как, не тяп-ляп, а с душой!

Не удержавшись, Панин протянул руку к красавице и вплёл пальцы в её кудрявую гриву. Лошадка переступила с нога на ногу и тоненько заржала.

— Спасибо, — повторил Панин. — Растрогали вы меня...

— Пусть всё задуманное сбудется, всё начатое получится! — Дед Мороз осторожно, чтобы вновь не сдвинуть с места, огладил бороду. — Ну, а теперь пора откланяться. До встречи через год!

— Всего вам наилучшего! — сияя, сказала Снегурочка. — Пойдём, дедушка.

Дед Мороз закинул за спину опустевший мешок. Когда он поднимал руку, в ней что-то скрипнуло.

Снегурочка улыбнулась Панину и повернулась к двери, издав при этом негромкое мелодичное жужжание.

Оставшись один, Панин подпёр кулаком подбородок и долго разглядывал лошадку.

Пройденный путь

Терехов остановился на краю заваленной валунами котловины и принялся вертеть головой, оглядывая циклопическое нагромождение камней.

— Где-то здесь...

— Здесь? — с сомнением произнёс Григорьев. Встав рядом с Тереховым, он тоже принялся крутить головой, пытаясь, скорее, не отыскать что-то в этом хаосе, а прикинуть шанс этого «что-то» уцелеть под толщей завала. — Здесь сплошь камни.

— Я же говорил тебе, они образуют там некое подобие дольмена, — раздражённо бросил Терехов. — Колодец внутри. Поэтому он и уцелел.

— А откуда здесь взялся этот дольмен?

— Это не дольмен. Я же говорю: что-то вроде. Просто так легли камни. Случайность.

— Именно над колодцем...

Терехов недоумённо посмотрел на товарища.

— А может и не случайность, — неуверенно проговорил он.

Он ещё раз оглядел каменное поле, потом указал куда-то влево.

— Вон там, точно. Мы просто вышли не с той стороны...

Поражающий эффект

Полигон занимал огромный кусок чахлой степи, частично прихватывая горы.

Всю площадь окружала пятнадцатикилометровая зона, доступ в которую был закрыт для посторонних. Тем не менее каждый раз, въезжая на базу, я видел грозные предостережения: «Испытательный центр. Вход на территорию — по специальным пропускам. Досмотр машин, обыск сопровождающих лиц. Внимание! Здесь тестируются опасные военные средства!»

Эти надписи, вероятно, призваны отпугивать тех, кто случайно забрёл в зону.

Впрочем, таковых ещё не было.

На базе образцовый порядок, строгая дисциплина.

Командующий — решительный человек.

Старый генерал, уже готовящийся к пенсии, решительностью компенсировал недостаток компетентности. В детали не вникал — поскольку не понимал в работе учёных почти ничего. Зато всегда правильно и решительно ставил перед ними задачу. Тоже уметь надо.

Как-то я присутствовал на его беседе с учёными в белых халатах.

— Чтоб были смирней овечек! — рявкнул он в завершение, сдвинув брови.

И грохнул кулаком по столу, для пущей убедительности.

Наталья Жильцова. Сила ведьмы

Наталья Жильцова. Сила ведьмы
Наверное, так и прозябала бы -молодая москвичка Арина Вяземская среди «офисного планктона», не свались ей на голову после бабушкиной кончины неожиданное наследство, двухкомнатная квартира в центре Москвы с «довеском» в виде колдовского дара — это всем не шутки. Впрочем, наследство оказалось столь хлопотным, что только успевай приходить в себя от новых потрясений.

«Сила ведьмы» Натальи Жильцовой - синтез истории о современной ведьме с вампирской городской сагой. Неожиданное наследство, любовный треугольник (если быть точным, «квадрат»), схватки и погони, нелёгкое обучение ведовству — всё это достаточно банально и предсказуемо. То тут, то там в тексте встречаются переклички с известными сочинениями многочисленных предшественников Жильцовой. Можно предположить, что узнаваемость ситуаций и сюжетных поворотов здесь намеренная и автор таким образом хотела вписать «Силу ведьмы» в определённый литературный контекст, - но тогда следовало бы более чётко это обозначить.

Образная система книги тоже довольно традицнонна. За главную героиню борются двое роковых красавцев; само собой, один — полная противоположность другому. И, естественно, до самого конца невозможно понять, кто из них друг, а кто враг. Ведьмы, вампиры, колдуны, некроманты - обычная для городского фэнтези компания. Из любопытных нововведений можно отметить разве что энергетических сущностей — химер и керберу. Особенно удалась последняя, смахивающая на дрессированную псину, готовую пожертвовать собой ради хозяйки.

Вежливые вооруженные люди

Зачем табачным королям Игорю Кесаеву и Сергею Кациеву пулеметы и зенитки.

В начале июня 2013 года в тихий патриархальный Ковров прилетел на вертолете Стивен Сигал, звезда голливудских боевиков 1990-х годов. В Коврове он тоже стрелял: во время экскурсии на оружейный Завод им. В. А. Дегтярева Сигал опробовал все новые автоматы и пулеметы в тире контрольно-испытательной станции, где происходит пристрелка оружия. Похвалил при этом чужой «Калашников» — сказал, стреляет совсем без отдачи. Но пообещал рекламировать и «дегтяревскую» продукцию: «Господа Рогозин и Кесаев — мои друзья. Что они пожелают, я все для них сделаю».

Вице-премьер и председатель военно-промышленной комиссии Дмитрий Рогозин тоже не скупился на обещания — рассказал о планах создания оружейного концерна на базе предприятия. Временно исполняющая обязанности губернатора Владимирской области Светлана Орлова тут же обязалась обеспечить максимально комфортные условия для его развития. Лишь один человек воздерживался от громких слов и обещаний — сопровождавший делегацию сухощавый мужчина в костюме и белой рубашке без галстука, главный собственник завода им. Дегтярева Игорь Кесаев. Он и его младший партнер Сергей Кациев заработали капитал на торговле сигаретами, создав группу компаний «Мегаполис», контролирующую около 70% этого рынка в России. Как они попали в оружейный бизнес и зачем им это нужно?

Пол Клеменс. Заговор богов

Пол Клеменс. Заговор богов
По всему миру разбросаны шесть статуэток из магической коллекции племени умбара – Жрец, Мудрец, Колдун, Предок, Обезьяна, Оракул. Разрозненные, вне коллекции, статуэтки приносят своим хозяевам лишь беды и несчастья. Но если собрать все артефакты вместе, энергетика изменится на противоположную, станет позитивной и обладателя полной коллекции захлестнет волна невероятного везенья и счастья. Воссоединением всех статуэток занимается некая таинственная организация, возглавляемая могущественным Ангерлинком. Но для того чтобы добыть разбросанные по миру статуэтки, нужна неординарная, сильная личность. Выбор пал на 35-летнего художника из Варшавы Анджея Раковского…

Отрывок из книги:

Музей изобразительных искусств «Сенусерт» располагался в восточном районе Каира, у самого начала мощенной белым булыжником улицы Аль-Равиль. Классический фасад, парадное крыльцо, требующее капитального ремонта. Вполне симпатичное местечко, ухоженные дома не выше трех этажей, роскошные магнолии, усыпанные белыми цветами.

Музей в воскресенье работал: пролетела воркующая стайка девиц в модных косынках, пропустила выходящую семейную пару, страдающую излишним весом, втянулась в музей. Не сказать, что Анджей был экспертом по древнеегипетскому искусству, но что-то читал, что-то слышал.