суббота, 19 октября 2013 г.

Шамиль Идиатуллин. За старшего

Двойное убийство и дерзкий рейдерский захват оборонного предприятия, занятого разработкой секретного сверхоружия, отзвуки холодной войны, техническое соперничество Москвы и Вашингтона — распутать клубок глобального заговора сможет самый сильный, самый выносливый и самый… незаметный. Тот, чье главное оружие — непреклонная сила духа. Тот, чья опора — твердая и искренняя вера. Тот, кто умеет прощать, заботиться и любить.

Отрывок из книги:

Кот сдурел.

Сдурел, наверное, давно. Сперва Гульшат его не слышала — дверь была двойной и в обеих частях довольно толстой. Потом не обращала внимания, потому что второй месяц не обращала внимания вообще ни на что. Подруги пытались исправить это недели полторы; прорезавшийся вдруг Ренатик, тварь смазливая, продержался чуть дольше. Игнорировать Айгуль было сложнее. Она приходила каждый день, ругала сестру, заставляла есть, лезть в душ и переодеваться — даже на улицу пыталась вытолкать. Гульшат не сопротивлялась, просто плакала. И Айгуль отступала. Иногда ругалась, иногда садилась плакать рядом, чаще всё вместе — но потом вскакивала и говорила, что времени сейчас нет, а завтра вот вернусь и займусь тобой как следует, ишь, устроила здесь половодье. Завтра все начиналось сначала.

Сегодня до начала было еще полдня — Гульшат на часы не смотрела, но смутно ощущала, что день в самом разгаре. Кот, видимо, тоже. Он скребся в дверь и орал уже год. Ну, не год, но полчаса минимум. Будто в двери рыбная кость застряла, любимая и последняя. Кот орал как «Формула-1», скрещенная с недорезанным бараном. Недорезанных баранов Гульшат не видела и не слышала, но которую минуту пыталась себе представить. Желательно в образе кота.

Робин Янг. Отступник

Согласно древнему пророчеству, король Эдуард решает завладеть четырьмя священными реликвиями. Три из них уже хранятся в его сокровищнице. Но последняя, которая откроет ему путь к трону Шотландии, все еще находится в руках Роберта Брюса. Выстоять в одиночку против целой армии завоевателей еще никому не удавалось. Роберт никогда не боялся смерти на поле брани, но что, если битва за власть ведется не на поле, а во дворце короля?

Отрывок из книги:

Риттл, Англия
1302 год

— Они здесь.

Роберт, который сидел на краю кровати, натягивая сапоги, поднял голову. Элизабет стояла у окна, повернувшись к нему спиной. Ставни были открыты, и небо за ними полыхало переливами алого, розового и янтарного цветов. Весенний вечер был тих и прохладен. С окрестных пастбищ долетало блеянье овец, а на полях, где созревали рожь и пшеница, каркали вороны. Наступившее мгновение тишины нарушил далекий стук копыт.

Подойдя к окну и остановившись рядом с Элизабет, Роберт уловил легкий аромат миндального масла и лилий. Он еще не научился узнавать запах духов своей жены. Жены. Слово это по-прежнему вызывало в нем внутренний протест, и он чувствовал себя попавшим в ловушку, несмотря на то что прошло уже несколько месяцев, за которые он мог свыкнуться с этой мыслью. Элизабет надела одно из платьев, которые привезла из Ирландии, с вуалью и диадемой в тон. Накидка ее по подолу была расшита черными львами с герба ее отца. Портной Роберта сшил для нее новые наряды в цветах Каррика и с его гербами, но они так и висели на деревянных гвоздиках в углу комнаты. Он ощутил укол раздражения, но ничего не сказал. Все равно сейчас у нее не было времени переодеваться.

«Любовная лодка» Маяковского

Владимиру Маяковскому всегда нравились сильные, непокорные и гордые женщины. Этого требовала его натура и работа поэта. В жертву любви без сожаления приносились покой и душевное равновесие. Однажды в жертву была принесена и сама жизнь.

Утром 14 апреля после короткой встречи с артисткой Полонской поэт Маяковский покончил с собой. В его рабочем кабинете нашли предсмертную записку: «В том, что умираю, не вините никого и, пожалуйста, не сплетничайте. Покойник этого ужасно не любил... Лиля — люби меня. Товарищ правительство, моя семья — это Лиля Брик, мама, сестры и Вероника Витольдовна Полонская. Если ты устроишь им сносную жизнь — спасибо...»

Однако что за семья такая у «лучшего, талантливейшего поэта нашей советской эпохи», как окрестил его Сталин? Почему к числу близких Маяковский причисляет еще и двух чужих замужних женщин? И почему на первом плане — Лиля Брик? Этот гордиев узел страстей смогла «разрубить» лишь пуля, пущенная в собственное сердце.

РОКОВАЯ ВСТРЕЧА

Все начиналось почти сказочно. Жили-были две сестрички Лиля и Эльза Каган — дочки добропорядочных родителей, благовоспитанные, образованные и невероятно красивые. Старшая, Лиля, уже с пятнадцати лет кружила головы, пленяя мгновенно и раня смертельно. Случайный попутчик в поезде, гвардейский офицер, грозил застрелиться, если она не подарит ему поцелуй. Такие приключения сопровождали ее постоянно. Мать, Елена Юльевна, решила от греха увезти ее в Польшу, к бабушке. Но там в Лилю влюбился... родной дядя, поклявшийся бросить семью радии ее ответного «да».

Наталья Касперская: «Это были бесшабашные годы»

Как зарождался ИТ-рынок в России? Что казалось тогда главным? Что мешало и что помогало его развитию? Что осталось в памяти от тех лет у участников событий, которые успешно преодолели взлеты и падения бурных 90-х и сегодня входят в золотой фонд национальной ИТ-индустрии?

Мы начинаем создавать летопись развития отечественной ИТ-отрасли. Цикл открывается рассказом одной из влиятельнейших деловых женщин России, сооснователя компании «Лаборатория Касперского», а ныне генерального директора группы компаний InfoWatch Натальи Касперской.

Рынка не было - только «чисто поле»

Персональный компьютер появился у нас дома где-то в 1993 году. Мы поставили на него свой антивирус, как же сапожника было оставить без сапог, но никакой другой защиты не было. По большому счету она тогда не особо требовалась: компьютерные вирусы были редки, встречались один-два в неделю, а до этого вообще появлялись раз в несколько месяцев. Люди не понимали, откуда и зачем возникают вирусы. Говорили: «Да вы сами их пишете...»

Меня часто спрашивают, почему же я решила заниматься информационной безопасностью? Можно сказать, что это был случайный выбор. Мой первый муж создал антивирус, который я начала продавать. Потом зарегистрировала компанию «Лаборатория Касперского», занялась ее управлением, включая разработку. Если бы Евгений выращивал апельсины, я бы, наверное, стала продавцом апельсинов. А если серьезно, то, видимо, просто у меня была коммерческая жилка, которую хотелось реализовать.