вторник, 8 апреля 2014 г.

Чак Клостерман. Человек видимый

Чак Клостерман. Человек видимый
Все началось с того, что у психоаналитика Виктории Вик появился необычный пациент. Он признался, что якобы с научными целями, пользуясь особой маркировкой, следит за людьми, проникая в их дома. Вики не могла в это поверить и пережила шок, когда странный человек продемонстрировал ей свой «феномен невидимости». Она не устояла перед мрачным обаянием неординарной личности, не почувствовала угрозы и, совершив непростительную профессиональную ошибку, не заметила, как сама стала предметом исследования для своего пациента. Не обращая внимания на предостережения мужа об опасности, она с нетерпением ждала каждого нового сеанса…

Глава из книги:

Мое личное знакомство с Игреком произошло самым банальным образом. В дверь моего кабинета постучали, я пригласила войти. Дверь распахнулась, и вошел человек. Я поняла, кто это, еще до того, как он назвал себя.

Ничего сверхъестественного в нем не было, кроме немного необычного внешнего вида.

Прежде всего бросались в глаза его бледность и страшная худоба — при росте шесть футов пять-шесть дюймов он весил не более 175 фунтов. Наголо обритая голова с большими оттопыренными ушами походила на череп, насаженный на палку: высокий лоб переходил в лысину, за которой еле видно обозначалась линия роста волос. Большой нос, выпирающее адамово яблоко, пожелтевшие, какие-то изъеденные зубы. «Господи, вылитый Икабод Крейн! — подумала я. — Точнее, актер, который играл роль Икабода Крейна». На необыкновенно длинных руках под тонкой сухой кожей проступали выпуклые вены. На нем были просторная черная майка, штаны цвета хаки и белые теннисные туфли. Стояла изнурительная майская жара, но он ни капельки не вспотел. Я помню это, потому что спросила, где он поставил свою машину (в то время у меня с соседним офисом шли споры о стоянке, и я все время боялась, как бы в них не втянули моих пациентов). Он сказал, что пришел пешком. Я не могла представить, как человек в черной майке мог пройти какое-то расстояние по такой адской техасской жаре и не вспотеть, но Игрек на нее не реагировал. Когда он пожал мне руку, его ладонь оказалась сухой и холодной, как кирпич из погреба.

Лили Прайор. Кабаре

Лили Прайор. Кабаре
…В одночасье лишившись нелюбимого мужа и любимого попугая, Фреда Липпи пускается на поиски пропавшей птицы и вспоминает всю свою жизнь, впервые задаваясь вопросами: с какой стати она вышла замуж за чревовещателя? Почему стала бальзамировщицей? Зачем вышла на сцену сомнительного кабаре? А влюбившись в красавца-полицейского, Фреда и вовсе перестает понимать, что есть реальность, а что — плод ее воображения…

Интригующая тайна, страстная любовь, колоритные персонажи и пикантные ситуации — вот постоянный набор ингредиентов для каждого деликатеса от Лили Прайор, автора бестселлеров «La Cucina», «Нектар» и «Жара». Лили Прайор с присущим ей черным юмором, живым, чувственным воображением и необычным стилем воссоздает облик шумных, заполненных толпой улиц Рима. Увлекательная и при этом удивительно смешная книга.

Отрывок из книги:

Первые полчаса путешествия я обследовала корабль. Несмотря на щедрые обещания устроителей конкурса, меня поместили в двухместную каюту третьего класса без удобств. С забытым миром роскоши и изящества было покончено. Стюард проводил меня в каюту, и там оказалось, что нижняя койка уже занята вялой девицей неопределенного возраста по имени Клодия, у которой, к моему огромному удивлению, оказался механический протез вместо руки. За всю мою жизнь я ни разу не видела людей с протезами, а тут, за каких-нибудь десять минут, — сразу двоих.

Югэн, или Призрак японского городового

юген

Каждый уважающий себя читатель знает несколько страшных заклинаний. Ну, скажем, «крибле-крабле-бумс». Кто читал «Снежную королеву» Шварца, тот помнит «Снип-снап-снурре, пурре-базслюррс». Кто её не читал, а читал «Гарри Поттера», тот вспомнит какую-нибудь «аваду кедавру». Мы знаем ещё одно страшное заклинание: саби, виби, сибуй и югэн. Нe пугайтесь, это четыре основных принципа японской эстетики. Обо всех четырёх мы говорить не будем, потому что это длинно, долго и не хватит нам на это сегодняшнего дня. Поговорим только про югэн. Вы спросите: какое отношение это имеет к фантастике? Сейчас выясним.

Дженни Андерсон, Пола Шуман. Стратегия семейной жизни. Как реже мыть посуду, чаще заниматься сексом и меньше ссориться

Дженни Андерсон, Пола Шуман. Стратегия семейной жизни. Как реже мыть посуду, чаще заниматься сексом и меньше ссориться
Долевое участие в браке? Супружеские франшизы? Правила пользования гостиной? Какой бред! — скажете вы. Уверяем вас, прочитав эту книгу, вы измените свое мнение и убедитесь: брак — это бизнес, который ведут два деловых партнера. Причем вы не только работаете вместе на благо общего дела, но также торгуете между собой различными услугами, в число которых входят домашние дела. Как вам распределить обязанности? Чьей специализацией должна стать закупка молока, а чьей — мытье окон? Кто должен позаботиться о том, чтобы одежда была выстирана, выглажена и уложена стопочками в шкаф, а кто должен накрыть обеденный стол? Как бы мы ни хотели уберечь свою любовную лодку от бытовых «рифов», зачастую именно эти вопросы сеют раздор в наших семьях. Так не должно быть. И экономика знает, как этого избежать. 

Почему книга «Стратегия семейной жизни» достойна прочтения?
- Прочитав ее, вы научитесь рассуждать как экономист, вовремя отключать эмоции и принимать взвешенные решения в самых сложных вопросах совместной жизни.
- При помощи базовых экономических принципов вы сможете извлечь максимум пользы из ваших ресурсов. А это значит: чаще заниматься сексом, реже мыть посуду, уделять больше внимания друг другу, оставляя достаточно личного пространства и пр.
- На примерах из реальной жизни авторы этой мудрой, местами смешной, но безусловно интересной книги показывают, как приложение экономических законов к браку поможет вернуть в дом мир и любовь.

Крис Вудинг. Железный шакал

Крис Вудинг. Железный шакал
Прошли времена, когда члены экипажа «Кэтти Джей» были безвестными авантюристами с захудалого судна, теперь их узнают на улицах... Но до светлого будущего ещё далеко: в результате очередной авантюры капитан Фрей оказывается проклят. Времени почти не остаётся — Дариан должен вернуть похищенную реликвию в древний храм или умереть.

Скажите на милость, чего хорошего можно ожидать от третьей (но не финальной!) книги популярного сериала? Ведь статистика не врёт - практически все циклы чем дальше, тем слабее, это вам любой читатель со стажем подтвердит. Вот только Крис Вудинг не похож на автора стандартной сериалыцины...

Потому «Железный шакал» ничуть не хуже «Капитана Антракоза», а что до первого тома цикла, «Водопадов возмездия», то, пожалуй, и получше будет. Чуть-чуть. Всё та же лихая команда воздушного судна, которую связывают непростые взаимоотношения. Всё тот же полный тайн и загадок мир, в котором остались ещё неизведанные уголки, а древние руины скрывают сокровища былых времён. Всё то же общество, где закон и порядок - понятия относительные, потому можно неплохо подзаработать, скажем, напав на поезд. Не изменились и лёгкий слог автора, и его искромётный юмор. Смешные эпизоды стали даже ярче — особенно стоит отметить сцену, где пилот Пинн решает стать изобретателем и проводит эксперимент над корабельным котом...

Голос в телефоне

Представьте, что раз вы столкнулись с чудом. Как вы будете жить после этого? Сделаете вид, что ничего не произошло, — или потратите всю жизнь на то, чтобы ещё хотя бы раз прикоснуться к неизведанному?


Вы наливайте, наливайте... Давайте сюда бокал!.. Знаю: на трезвую голову слушать не станете. А мне надо кое-что рассказать. И кое о чём вас попросить. Очень надо... Только чуть-чуть терпения.

Это произошло, когда мне было лет десять-двенадцать. Странно, но точнее припомнить не могу, равно как и какое было тогда время года. Вроде, лето. Но не уверен. У меня почти все детские воспоминания — летние. Любопытно, но представляется, будто я находился тогда в комнате, что служила мне спальней. Она была несоразмерной: узкая и длинная с окном в торце. К тому же по обеим вытянутым сторонам ещё стояло по дивану. Около одного была тумбочка со старой чёрной настольной лампой. Точ -но такой же, как во всех военных фильмах, — ну, вы знаете... Эту лампу я включал по вечерам и читал в её свете. Запоем читал. Особенно фантастику. А ещё записывал в блокнот свои собственные наброски рассказов и полудетские стихи. Но в спальне я быть не мог: телефон стоял в гостиной, рядом с вечно барахлившим «Рекордом». Обычный, громоздкий аппарат с корпусом из пожелтевшей пластмассы, на диске которого по непонятной мне тогда причине рядом с цифрами значились и буквы. Под ним лежала телефонная книга с перечнем номеров всех жителей нашего райцентра.

Стивен Кинг. Страна радости

Стивен Кинг. Страна радости
Весной 1972 года гадалка рассказала студенту Девину Джонсу о призраке, который завёлся на одном из ярмарочных аттракционов парка развлечений «Страна радости». Однако это не помешало юноше устроиться в парк сезонным рабочим — и найти свою судьбу.

История про «призрака ярмарки» входит в классический свод американских городских легенд. Редкий мистический телесериал обходится без эпизода, развивающего эту тему. Есть такой призрак и у парка «Страна радости», где работает главный герой нового романа Стивена Кинга: дух девушки, которую несколько лет назад зарезали тут средь бела дня, с особым цинизмом. Но назвать это произведение (сравнительно небольшое для позднего Кинга) «романом о привидениях» или даже книгой «о прикосновении к потустороннему» в широком смысле слова значило бы сильно его обеднить.

«Страна радости» - романтическая и меланхоличная история о первой любви и первом предательстве, о взрослении и превращении юноши в мужчину, о переходе из подросткового мира в мир взрослый. Недаром две трети текста посвящены врастанию центрального персонажа в повседневный быт парка развлечений. Чувство востребованности, ощущение, что он оказался на своём месте, помогает герою не только самоутвердиться и одолеть любовные невзгоды, но и подарить праздник умирающему мальчику, изобличить серийного убийцу — в конце концов, достойно прожить длинную, интересную, наполненную событиями жизнь.