суббота, 21 июня 2014 г.

Дж. Уиллоу Уилсон. Алиф-невидимка

Дж. Уиллоу Уилсон. Алиф-невидимка
Хакер Алиф защищает неугодные его правительству сайты в маленькой стране Ближнего Востока. Ему и так хватает неприятностей, чего стоит хотя бы охотящаяся за ним Рука Господа — глава государственной службы безопасности!

Но однажды Алиф становится обладателем «Тысячи и одного дня» — таинственной старинной рукописи, якобы продиктованной джинном. Что это — красивая легенда или ключ к программе, способной изменить мир? Чтобы разгадать эту загадку, Алифу придется вступить в смертельно опасную игру и призвать на помощь силы не только из нашего мира…

Отрывок из книги:

Они зашли далеко в районы Нового Квартала, когда Алиф наконец посчитал, что пора бы ему проявить свое беспокойство.

— Я не хочу видеть эту белую женщину, — заявил он, едва поспевая за Викрамом, который в этот момент прыжками преодолевал выход из какого-то стерильного здания, торгующего фастфудом навынос. — Неужели мы не можем сами разобраться с этой книгой? Мне показалось, что ты все про нее знаешь сам. Зачем нам надо втягивать в это дело еще и какую-то американку?

— Такой глупый парень, как ты, не должен очень много думать. Я знаю много про «Альф Яум», но практически ничего именно вот об этом экземпляре. Эта американка — ученый-специалист по книгам или что-то вроде того. И если ты серьезно намерился узнать, откуда она могла достать эту книгу и как она вообще появилась на свет, а не просто морочишь мне голову, эта женщина, возможно, поможет нам. Кстати, она тебе не понравится. Она носит совершенно жуткие халаты из полиэстера, как сельская домохозяйка, давно плюнувшая на себя. Эти западные сестры вообще не умеют одеваться. Для них все эти костюмы — просто экзотические наряды.

Работа волшебником

Дэниел Рэдклифф
Гарри Поттер вырос. Что именно теперь из себя представляет Дэниел Рэдклифф, этим летом можно увидеть в фильме «Дружба. (И никакого сенса)».

«Простите, что опоздал, мы застряли в пробке, я думал, никогда не выберемся», — он суетливо протягивает мне свою маленькую руку. Одет скромно, как типичный мультимиллионер: темносиние джинсы, черная футболка и потрепанный серый кардиган на три размера больше. Дэн миниатюрный; если бы не густая щетина и мудрый взгляд, можно было бы подумать, что это двенадцатилетний ребенок. Но ему больше не по душе эксплуатировать свою юность — этому он посвятил почти всю свою сознательную жизнь; теперь он старается уйти от поттерианы.

Пока переход от Гарри Поттера к инди-фильмам проходит гладко. «Мне предлагают совершенно разную работу, — говорит Дэн. — К концу пот-теровского периода я переживал, что меня до конца жизни будут воспринимать как Гарри. И знаете, из десяти сценариев, которые мне присылают, восемь обязательно будут лабудой, эксплуатирующей образ мальчика-волшебника. Но всегда найдутся два необычных сценария. За них мне и надо хвататься. Только в этом году я сыграл в фильмах «Убей своих любимых», «Рога» и «Дружба. (И никакого секса)» — в каждом очень разные персонажи, и ни один из них ничуть не похож на Гарри Поттера. Ну разве что Аллен Гинзберг из «Убей своих любимых», и то только потому, что тоже носит очки».

Дэн не боится рисковать: обнаженка на сцене, гей-секс на экране. Есть ли что-то, на что он никогда не согласился бы? «Лимитов тут никаких нет и не должно быть, — говорит Рэдклифф. — Разве что я не готов рисковать в плохом фильме. Если кино хорошее, я готов пойти на что угодно».

Джереми Рифкин. Третья промышленная революция

Джереми Рифкин. Третья промышленная революция
Автор концепции Третьей промышленной революции, известный ученый, влиятельный американский экономист и эколог Джереми Рифкин, считает, что на смену традиционным централизованным моделям бизнеса в ближайшие полвека должны прийти новые структуры. Наследие первой и второй промышленных революций — иерар­хическая организация экономической и политической власти — неминуемо уступит место горизонтальному взаимодействию, когда сотни миллионов людей будут генерировать собственную зеленую энергию дома, в офисах и на фабриках и делиться ею друг с другом в «энергетическом Интернете». Рассматривая базовые характеристики и принципы функционирования такой инфраструктуры, Джереми Рифкин показывает, какие препятствия и возможности лежат на их пути в разных сообществах, странах и в мире в целом. Его видение третьей промышленной революции официально принято Европейским сообществом и Китаем и поддержано ООН, и уже сейчас делаются попытки реализовать новую экономическую парадигму.

Отрывок из книги:

Введение

Наша промышленная цивилизация стоит на перепутье. Нефть и другие ископаемые источники энергии, которые составляют ее основу, исчерпали себя, а порожденные ими технологии уходят в прошлое. Промышленная инфраструктура, выстроенная на ископаемом топливе, устаревает и требует обновления. В результате этого во всем мире растет безработица. Правительства, компании и потребители погрязли в долгах, а уровень жизни падает. Миллиард человек, почти седьмая часть населения Земли, страдает от недоедания и голода.

Роберт Маурер. Шаг за шагом к достижению цели. Метод кайдзен

Роберт Маурер. Шаг за шагом к достижению цели. Метод кайдзен
Для многих из нас достижение конкретных целей, позволяющих улучшить жизнь, не раз оказывалось трудным, а то и неосуществимым делом. Бросить курить, похудеть, продвинуться по карьерной лестнице, поддерживать дома чистоту и порядок — миллионы людей годами мечтают о подобном, но не могут осуществить желаемое. Всему виной подсознательный страх перемен, настраивающий наш мозг на активное сопротивление действиям. 

Между тем существует проверенный способ достижения сложных целей и реализации серьезных и больших перемен. Это метод кайдзен. Его суть в том, что к цели нужно идти очень маленькими, но регулярными шагами. В Японии принципов кайдзен придерживаются как крупные корпорации, такие как Toyota, так и обычные люди. 

Автор книги Роберт Маурер рассказывает, как при помощи метода кайдзен подготовить себя к переменам, правильно относиться к ним, сделать жизнь более увлекательной и реализовать свои амбиции, ловко обойдя все препятствия. 

Почему книга «Шаг за шагом к достижению цели» достойна прочтения:
- автор рассказывает, как можно изменить жизнь к лучшему без насилия над собой;
- вы узнаете, как преодолеть любые трудности, разбивая каждую большую проблему на несколько маленьких, с которыми можно справиться без усилий;
- вы научитесь ставить перед собой конкретные цели и не бояться их.

Случай времен Мехмеда II


Я полгода не занимаюсь сексом. Это не эксперимент. Так получилось. Работы много? Так ее у всех много. Подъем в семь триддать, отбой в два. В кого ни ткну — то же. Но ведь справляются как-то, находят час-другой, списываются, ходят в бары, нравятся. Хотят. Мне тридцать три, и мне надоело. Была бы жена — я б ее любил. Но ее нет. Короткометражные романы вымотали. Это как вторая работа, но за нее не платят. С двадцати до тридцати двух я делал ее исправно по вдохновению: на распахнутом окне, на последнем киносеансе, на даче у друзей в теплице, осваивал малые формы в метро и лифте, на крыше высотки на Котельнической и в питерском дворе-колодце, накручивая этот бесконечный филейный кусок на шампур. И вот этот факультатив исчерпал себя.

Одинокая Россия

Россия, по мнению писателя Глуховского, желает от Европы большой и чистой любви.

Российская Федерация — мирная держава. Это миролюбие она унаследовала от своего великого отца, Советского Союза. Мы никому не желаем и никогда не желали зла. Мы всегда были терпеливы и снисходительны к провокациям НАТО. Всегда прощали Западу его недоверчивость: нехорошо попрекать параноиков их болезнью. Мы всегда до последнего старались решить любые вопросы переговорами. А если нам и приходилось когда-то применять силу — всегда это был вынужденный, неохотный ответ, крайняя мера, — лишь после того, как все другие меры были исчерпаны и когда на кону стояло уже не просто наше самоуважение, а и само наше существование. Хотя у нас всегда хватало и, будьте уверены, хватит сил, чтобы смести ваш надменный и самовлюбленный Запад, как пластилин вкатать его в наш неизбывный Восток, потому что его, Запад этот ваш, и разогревать-то не надо — вот он, тепленький и мягкий, мни не хочу, разноцветное месиво, его и ребенок раскатает, а у нас, если что, и асфальтовые катки на запасном пути стоят, не говоря уже о летающих танках и о подлодках с ядерными ракетами. И мы, раз уж все равно об этом заговорили, уже вашу Европу-то подминали под себя, и не раз, а отдышаться ее отпустили не потому, что ослабли там или что, как некоторые тут врут, и уж точно не потому, что проиграли какую-то войну, а просто потому, что нам самим надоело, вот и отпустили, ясно?! Так что вы сидите-ка на попе ровно, а то можем и обратно коготочком поманить, и придется тебе, счастливая страна победивших меньшинств, обратно к нам, под нас, и мы-то тебе напомним, покажем, как папа маму любит!

Как-то так, если обобщить. Одним словом, сложные чувства испытывает любой россиянин — от всевидящего президента до видящего все через телеэкран обывателя — к Западу, к Европе, к НАТО. Отношения России и Европы не укладываются ни в какую логику, ни в какой трезвый расчет потому именно, что слишком многое в них замешено на чувствах.

Ненастоящее совершенное

ненастоящее
Как писатель Саша Филипенко искал в современном мире подлинности и не нашел ее.

Каждую ночь я просыпаюсь. От жажды. Я встаю, плетусь по дремлющей квартире к холодильнику, достаю сок, делаю несколько глотков и возвращаюсь в постель. Этот ригодон длится уже несколько лет. Мне бы с вечера ставить сок у изголовья кровати, но я, вероятно, слишком люблю эти крестовые походы к холодильнику. Мне нравится смотреть на свою спящую квартиру, на тихий город за окном и... и я, кстати, совсем не об этом хотел вам рассказать.

Так вот, прошлой ночью не в свете Луны, но в ярком свете холодильника я отчего-то решил прочесть состав стопроцентного апельсинового сока, которым частенько утоляю жажду. Как вы, смею полагать, догадались: внутри пакета оказалось много всего интересного. Я возмутился, хлопнул дверцей и пошел спать, но не уснул. Я все думал: почему же стопроцентный сок не может быть стопроцентным? И чем больше я размышлял над этим, тем отчетливее понимал, что настоящего, настоящего в том его старом, светлом смысле, в мире остается все меньше.

Джен Робертс. Я - тьма

Джен Робертс. Я - тьма
Ужасающие по своей мощности землетрясения раскалывают планету. Тысячи городов стерты в пыль, миллионы людей — мертвы. Но худшее — впереди. Наружу вырывается Нечто, превращая выживших в убийц и сумасшедших. Мейсон, Ариес, Клементина и Майкл одни из тех, кого еще не успела поглотить Тьма. У каждого своя история, свой путь и своя борьба. Смогут ли они сохранить человечность в мире, в котором смерть стала лучшим исходом?

Отрывок из книги:

В центре города Калгари машина наконец отказала. Послышался громкий звук, словно от выстрела, Мейсон инстинктивно пригнулся и надавил на тормоз. Руль в его руках дернулся. Двигатель фыркнул и заглох. Над головой раскачивался на ветру погасший светофор. Единственное движение на всей опустевшей улице.

Мейсон, бормоча ругательства, выдернул ключи из замка зажигания и швырнул на приборную панель. Те, кто остался в городе, судя по всему, забаррикадировались в своих домах. Сколько еще людей живы? Сколько из них не сошли с ума, не заразились — или как это еще назвать? Прошло уже несколько недель, но Мейсон (и возможно, никто на всем свете) не имел ни малейшего понятия, что происходит. Все средства связи по-прежнему не работали. Если кто-то и понял, в чем дело, он не мог поделиться этим с другими.

Мейсон знал наверняка лишь одно: умерли люди. Множество людей. Если бы по телевизору передавали новости, это назвали бы глобальной пандемией.