пятница, 21 ноября 2014 г.

Люси Джо Палладино. Максимальная концентрация

Люси Джо Палладино. Максимальная концентрация
То, что мы делаем в течение рабочего дня, иногда тяжело назвать работой. Ведь мы по сто раз в день проверяем почту, хаотично переключаемся с одной задачи на другую, заглядываем в мобильные приложения, умудряясь при этом обсуждать детали проектов по рабочему телефону. При этом у нас открыто миллион вкладок в браузере с сайтами, таблицами, отчетами...

Наш мозг работает в режиме, который индустрия высоких технологий называет непрерывным частичным вниманием. Наше внимание разорвано на много мелких кусочков, которые образуют в голове сплошной гул и не дают сосредоточиться.

Хочется сказать: «СТОП! Хватит!». Если вы дошли то точки кипения, то советы психолога с 35-летним стажем Люси Джо Палладино вам однозначно помогут. Люси предлагает практичные решения для всех, кто имеет дело с большим числом задач и не может полностью сконцентрироваться на каждой из них.

Применение этих правил поможет вам:
- полностью фокусировать своё внимание на одной задаче;
- значительно повысить свою продуктивность во всех сферах жизни;
- снизить уровень стресса даже при наличии большого списка задач или рутинной и скучной работы;
- справиться с отвлекающими факторами и информационной перегрузкой.

Эта книга для всех, кто не может сосредоточиться на одной задаче и постоянно отвлекается. И для всех, кто хотел бы успевать намного больше в век информационной перегрузки. Книга научит концентрироваться, справляться с отвлекающими факторами и избавит от стресса, связанного с цейтнотом.

Кун-Суук Шин. Я буду рядом

Кун-Суук Шин. Я буду рядом
Неожиданный звонок с известием об ухудшении состояния всеми любимого наставника – профессора Юна заставляет Чон Юн вспомнить беспокойные дни студенческой юности в начале 80-х, заново пережить радость дружбы и любви, зарождающейся на фоне гражданских волнений в Сеуле. Дом родителей Миру ненадолго объединяет двух девушек и двух юношей. Одни из них пережили личные драмы, другим они лишь предстоят. Летят годы. Чон Юн ищет утешения в мировой литературе, ее возлюбленный Мен Сё, успешный фотограф, в поисках все новых объятий как символа единения колесит по миру. Все эти годы, вдали друг от друга, они задаются вопросом, на который невозможно найти ответ: отчего их не было рядом в тот момент, когда их друзья – Дэн и Миру – больше всего нуждались в их поддержке? Просто быть рядом, любить и жить дальше – так просто, но непреодолимое чувство вины, подобно центробежной силе, не позволяет им быть вместе.

Глава из книги:

Мы втроем – Мен Сё, Миру и я – все чаще гуляли вместе по городу, где я обычно прогуливалась одна.

Мы шли рядом до тех пор, пока дорога не сужалась, и Мен Сё оказывался впереди, за ним следовала Миру, а я замыкала шествие. Если дорога снова расширялась, мы двигались рядом, плечо к плечу. Прогулки в их компании отличались от моих одиноких путешествий. Сначала я думала, что не смогу в деталях разглядывать город так, как когда гуляла в одиночестве, поскольку мы втроем станем больше обращать внимание друг на друга. Но оказалось – гуляя втроем, мы стали замечать втрое больше. Если один из нас указывал на что-нибудь и говорил: «Взгляните на это», другие тут же оборачивались, и мы трое становились единым целым. Эти детали я наверняка пропустила бы сама, если бы гуляла в одиночестве. Миру в основном обращала внимание на небо: темные облака, белые облака, сияющий закат, лунный серп в ночном небе, светящийся ореол вокруг луны в полночь, пролетающие в темноте птицы. Благодаря Миру я стала обращать внимание на облака, медленно плывущие в ночном небе. Я даже искала созвездия Кассиопеи и Андромеды по ковшу Большой Медведицы, как когда-то в детстве. Мен Сё чаще обращал внимание на людей. «Взгляните на них», – говорил он, и мы смотрели на усердно работающих, чтобы свести концы с концами, людей, на их раскрасневшиеся лица. Мы видели чью-то мать на кухне ресторана, которая аккуратно переворачивала на жаровне аппетитную золотисто-коричневую рыбу-саблю у входа на рыночную улицу. Мы видели чью-то согбенную почти до земли бабушку, каждый шаг занимал у нее целую минуту. И мы видели овощи, которые другая бабушка привезла в город для продажи, краснощеких детей, весело бегущих за скачущим мячиком и растущих буквально на глазах, пьяного мужчину, нетвердо стоящего на ногах, он привалился к опоре эстакады с сигаретой в зубах.

Упущенный шанс Motorola

мартин купер моторола

«Мобильное» подразделение Motorola пошло по стопам «писишного» подразделения IBM — получило новую «прописку» в составе китайской корпорации Lenovo. Прежний владелец, Google, был рад избавиться от проблемного актива за $2,9 млрд, хотя тремя годами ранее приобрел его за $12,5 млрд. Китайцам брэнд нужен, чтобы соперничать с Samsung на рынке смартфонов США. Эксперты верят, что Lenovo удастся реанимировать остатки компании, которую ее руководители как будто целенаправленно уничтожали. Такое ощущение, что мобильный бизнес Motorola не загнулся только по счастливой случайности. Ни один другой мировой производитель сотовых телефонов не совершил такого количества управленческих ошибок.

Фиона Макинтош. Без лица

Фиона Макинтош. Без лица
Таких ужасных преступлений Лондон еще не знал! Полиция даже не может опознать убитых, ведь неизвестный маньяк коллекционирует лица жертв. Но почему его выбор пал на возлюбленную старшего инспектора Джека Хоксворта? По правилам, Джек должен отказаться от расследования, однако он не остановится, пока не выследит убийцу своей девушки и их нерожденного ребенка…

Глава из книги:

Джек без труда нашел Фурнье-стрит. Прямо за Брик-лейн, недалеко от места, где обнаружили тело Лили. Джек старался не думать о ней. Он шагал к мечети, которую недавно построили на углу старой рыночной площади Спитлфилдз. Вернувшись из Австралии, он даже хотел поселиться в этом районе. В Спитлфилдз было много красивых исторических зданий, но его начали застраивать точно так же, как Докландз, — сплошь покрывать хромом и стеклом. На современную реконструкцию старых фабрик и коммерческих зданий смотреть было приятно, но жить в таком здании Джеку не хотелось. Риелторы показывали ему старые фабричные помещения, превращенные в великолепные квартиры-студии, но уютная квартира в григорианском особняке на Крумз-Хилл понравилась ему больше, хотя он одобрял реставрацию старых мясных рынков и продуктовых складов, многие из которых давным-давно опустели и постепенно разрушались. Они становились новым сверкающим доспехом Лондона, символом его возрождения. Избавляясь от старых трущоб, город двигался вперед.

Джек быстро нашел офис доктора Брукс. С высокого минарета как раз послышался голос имама, призывающего правоверных к молитве. Джек нажал кнопку домофона.

— Вы без опоздания. Мне нравятся пунктуальные люди, — раздался из динамика приветливый голос. — Но на всякий случай назовите, пожалуйста, свое имя.

— Джек Хоксворт. На прием к доктору Брукс.

— Зовите меня Джейн.

Джек услышал гудок. Щелкнул замок, и дверь открылась.

Проекты, которые не может развить даже Google

Google

Самый популярный поисковик, самая востребованная мобильная ОС, самый эргономичный почтовый сервис и самый универсальный переводчик — за 17 лет компания Google разработала множество продуктов, изменивших мир. Однако в последние годы интернет-гигант не все масштабные проекты доводит до конца. Каковы причины и следствия локальных неудач Google.

Джордж Мартин. Туз в трудном положении

Джордж Мартин. Туз в трудном положении
Атланта, 1988 год. Съезд Демократической партии накануне выборов президента. Харизматичный политик Грег Хартманн возглавляет движение за права джокеров, которое так стремится уничтожить Демократическая партия. Однако среди делегатов ходят слухи о таинственном тузе, способном определить исход соглашения. На фоне страстей и интриг маленькая группа джокеров и тузов борется за контроль над страной.

Отрывок из книги:

Стоя так, что листья пальмы падали ему на лицо, словно челка, Маки Мессер смотрел, как Сара с тем мощным хером выходят из ресторана.

Она целый день не давала к себе приблизиться: держалась в толпе, так что у него не получалось застать ее одну. Он был уверен, что она наверняка отправится в тот номер, где жила с ниггером, чтобы принять душ: бабы повернуты на чистоте. Он никогда не видел «Психоз» и потому не догадывался, что в такой ситуации женщина из одного с Сарой поколения сделает подобное в последнюю очередь.

При воспоминании о том, как он прикончил щеголя-ниггера, его губы растянулись в улыбке. Как это было приятно – резать рукой кости! Однако прилив адреналина уже прошел. Он проголодался. Он смог найти Сару только ближе к полудню, в парке с джокерами. У него даже не было возможности пробраться на кухню какого-нибудь ресторана и стащить какой-нибудь еды. В течение всего этого дня голод подпитывал в нем бессильную злобу, которая все нарастала.

«Вот сука! Я должен ее убить. Нельзя подвести Человека». Ему придется очень скоро что-нибудь делать – что-то жестокое, – чтобы дать выход своим чувствам.

И вот теперь она и ее новый приятель пошли к лифтам, рука об руку. Идут наверх трахаться: бабы все одинаковые.

Нил Гейман. Сыновья Ананси

Нил Гейман. Сыновья Ананси
Толстяк Чарли Нанси, скромный житель Лондона, ведет приготовления к свадьбе, когда узнает о смерти своего горе-папаши. Вечно ставивший сына в неловкое положение, тот и умер словно в насмешку: флиртуя с девушками в караоке-баре. С этого момента жизнь Толстяка Чарли начинает рушиться. Чтобы вновь обрести себя, ему придется обратиться за помощью к ведьмам, отправиться на край света, потерять невесту и… спеть?

Отрывок из книги:

Может, Паука и прогоняли, но сам он был не в курсе. Напротив, Паук, будучи Толстяком Чарли, прекрасно проводил время. Столь прекрасно, что даже начал задумываться, почему он никогда прежде не бывал Толстяком Чарли. Это было даже веселее, чем бочонок с обезьянами.

Больше всего Пауку нравилось быть Толстяком Чарли из-за Рози.

До сих пор Паук воспринимал женщин как нечто более-менее заменимое. Вы, конечно, не называете им настоящее имя или адрес, если собираетесь проживать по этому адресу дольше недели, да и вообще не сообщаете ничего, кроме временного номера мобильного телефона. Женщины забавны, это прекрасные декоративные украшения, но в них нет недостатка; не успеешь закончить с одной, как тут же – словно тарелку с гуляшом на ленте транспортера – подхватываешь другую – и добавляешь немного сметаны.

Но Рози…

С Рози все было иначе.

Он не мог бы сказать, чем она отличалась от других. Он пытался – и не преуспел. Отчасти, должно быть, дело было в том, как он чувствовал себя, когда был рядом: словно видя себя ее глазами, он и сам становился лучше. Но это лишь отчасти.