четверг, 26 июня 2014 г.

Михаил Федоров. Пиар по-старорусски

Михаил Федоров. Пиар по-старорусски
Владелец крупного питерского пиар-агентства Василий Зубов решил поохотиться на волков. Откуда пиарщику было знать, что приглянувшийся ему серый хищник и не зверь вовсе, а коварный волхв Простомир? И не его ли чарами Василий перенесся в альтернативную Древнюю Русь аккурат к началу предвыборной кампании в Новограде? Неизвестно, чем бы закончилось для Зубова это приключение, если бы не взял его под покровительство боярин Михайло Докука – один из претендентов на должность новоградского Посадника. Пришлось питерскому пиарщику, получившему прозвище Вася Зуб, засучить рукава и приниматься за привычную работу. Уж больно плата высока…

Отрывок из книги:

Простомир поднялся над своим лежащим на полу телом, взглянул на стоящих рядом Кирю с Докукой и вылетел в окно. Сначала он сделал пару кругов вокруг терема, чтобы привыкнуть к новому своему положению, и поднялся выше – почти до облака. Новоград сверху казался совсем небольшим. Цветными пятнами выделялись на нём скопища людских страстей. Вон торжище новоградское – лилово-коричневое. Там плохие страсти – нажива, обман, воровство. Как там купцы говорят? Не обманешь – не продашь? Простомир медленно проплыл над рынком. Никаких следов Васи Зуба. А вон, кажется, место, где его пленили – грязно-коричневое пятно. Нашлёпка злобы и ненависти. Надо бы проследить, куда след ведёт… Но след терялся среди мутных пятен торжища, не видно, куда его повели или понесли.

Дженна Блэк. Мерцающие врата

Дженна Блэк. Мерцающие врата
После очередной пьяной выходки матери юная Дана Хатэвей решает разыскать своего отца и переехать жить к нему. Все, что она знает о нем, — что он волшебник и живет в загадочном городе Авалоне, единственном месте на земле, где пересекаются Реальный и Волшебный миры. В надежде обрести тихую и спокойную жизнь Дана договаривается с отцом и отправляется в Авалон. Но сразу же по прибытии понимает, что ее планам не суждено стать реальностью. Ее отец оказывается не просто волшебником, а одним из самых могущественных людей города, а сам Авалон охвачен борьбой за власть, и в этой борьбе Дане уготована главная роль.

Глава из книги:

Я заперлась в ванной и просидела там битый час. Кимбер и Итан подходили по очереди позвать меня, но я не отвечала, и они сдались. Уверена, им ничего не стоило бы открыть дверь, если бы они хотели, но, к счастью для меня, они оставили меня в покое.

Я всегда презирала мать за пьянство, но, клянусь, если бы у меня под рукой сейчас был алкоголь, я бы выпила — в надежде, что это поможет мне забыться. Я сидела на закрытом унитазе, подтянув колени к подбородку, обхватив ноги руками, и думала: как же мне выбраться из всего этого? Тетя Грейс говорила, что даже если я уеду из Авалона, я все равно останусь мишенью — теперь, когда правда обо мне выплыла наружу. И потом, как мне уехать из Авалона, если паспорт у меня забрали?

Андрей Посняков. Мятеж

Андрей Посняков. Мятеж
1418 год. Егор Вожников, бывший российский бизнесмен, пожелав обрести необычные способности, оказался в далеком прошлом. Теперь он Великий князь Русии, Ливонский курфюрст и избранный император Священной Римской Империи. После долгих европейских походов, закончившихся установлением протектората над Англией, Францией и Испанией, Егор решил вернуться к жене и детям. Однако в Новгороде, признанной столице новой Руси, начинается мятеж – «худшие» люди восстали против «сильных». Страсти накаляются, и даже над княжеской семьей нависла прямая угроза…

Отрывок из книги:

Боярин Данила Божин, как и положено истинно благородному человеку, а не какому-нибудь там никому не надобному шпыню да шильнику, явился на княжий двор верхом на гнедом коне, в парчовом, отороченном куньим мехом кафтане и в сопровождении, говоря по-новгородски, «сонмища» – слуг, средь которых был и верный Авраамка, недавно жалованный хозяином почти новой – одна только прожженная дырка и есть – шапкою да старыми постолами, кои сметливый отрок самолично подновил лыком, веревками да обрывками кожаных ремешков. Теперь ходил – гордился обновками да перед каждым хвастался – господские, мол, подарки! Да что с него возьмешь-то – простолюдин, понятия о чести нету.

Иное дело боярин Данила! Вот уж издалека – по коню, да по кафтану, да по слугам – видать, человек не простой и, уж конечно, о благополучии родного Новгорода пуще своей жизни неустанно пекущийся. Поначалу боярин пришелся Егору по душе: по возрасту – ровесник, ростом, правда, невысок, зато ладно скроен – кафтан парчовый как влитой сидит, лицо приятное, усы, борода, шевелюра – каштановые. На все вопросы Божин отвечал лихо, без особых раздумий: да, мол, напали шильники, швырнули с моста, было дело, а за что швырнули – понятно: шильники-то с Торговой стороны издавна ненавидят благородных людей самой лютой ненавистью, а причина той ненависти – зависть! Ведь есть у благородных-то людей не токмо серебро, да и злато, да слуги верные, но еще и землицы в пятинах изрядно, с той землицы оброки велики – вот и завидуют.

Валерий Коровин. Третья мировая сетевая война

Валерий Коровин. Третья мировая сетевая война
Построенная на анализе актуальных событий и новейших исследованиях книга о технологии сетевых войн. С включением последних технологических изысков в этой области: "меметического оружия" и "sock puppet revolution". Книга представляет собой популярное описание тех процессов, которые происходят сегодня на наших глазах, и технологии войн шестого поколения, специально разработанной Пентагоном и ведущейся на базе сетей.

Анализ сирийских событий, "цветные революции", оценка перспектив сетевых угроз для России, а также геополитическое обоснование возможных последствий их использования со стороны США против России. Сегодня Америка строит мировую Империю, уже даже не скрывая своей цели. И главное, самое крупное препятствие, стоящее на пути американской империи, — это Россия.

Книга-предупреждение Валерия Коровина написана ярко и аргументированно. Автор утверждает, что Третья мировая сетевая война уже идет, и она грозит России полной потерей суверенитета и распадением на отдельные территории и не исключает прямых военных ударов по территории нашей страны.

Отрывок из книги:

Социальные сети как оружие десуверенизации

Если подвести некий промежуточный итог, становится понятно, что сетевые войны — это явление, которое не всегда связано с Интернетом, но всегда связано с таким понятием, как сеть. В сети участники — субъекты, акторы, объекты, узлы — выстраиваются не вертикально, как в традиционных обществах, а горизонтально. Сеть нелинейна и многосложна, все её узлы связаны между собой бесконечным количеством связей. Французский философ-постмодернист Жиль Делёз описал это с помощью концепта так называемой ризомы, или клубневой системы. Если выпадает один элемент сети — связь не прекращается, а осуществляется через другие узлы, в обход выпавшему. Невозможно прекратить действие сети вычленением одного из клубней, в этом случае сеть продолжает функционировать, чего не скажешь о вертикали, которая в случае вычленения одного из элементов прерывается, перестает действовать — сигнал дальше не проходит, что делает вертикаль уязвимой. Сеть же практически неуязвимая и лежит в основе сетевых войн.

Луиза Хей. Живи позитивом! Аффирмации, упражнения, блокнот для записей

Луиза Хей. Живи позитивом! Аффирмации, упражнения, блокнот для записей
Луиза Хей — автор международного бестселлера «Исцели свою жизнь», лектор-метафизик и психолог. По всему миру продано свыше 50 миллионов ее книг. В этом месяце вышла ее новая книга — «Живи позитивом!».

Мы слишком часто говорим и думаем негативно. Какой результат из этого может получиться? Чтобы исцелить собственную жизнь, необходимо настроить восприятие и мысли на положительный лад прямо здесь и сейчас.

Работая с книгой «Живи позитивом!», можно добиться позитивных перемен во многих областях жизни: поправить здоровье, избавиться от страха и болезненных пристрастий, научиться прощать, обрести любовь, дружбу, улучшить материальное положение и не только.

Очень удобное и полезное пособие для нормализации всех сфер жизни — бери и пользуйся!

Отрывок из книги:

Глава 1. Введение

Добро пожаловать в мир жизнеутверждающих аффирмаций! Решив применить представленные в этой книге психологические инструменты, вы приняли осознанное решение исцелить собственную жизнь и продвинуться вперед по пути позитивных перемен. И время для этих перемен настало сейчас. Нет ничего лучше, чем взять свои мысли под контроль прямо с этого мгновения. Присоединяйтесь к бесчисленному множеству людей, которые изменили свою жизнь к лучшему, делая то, что я предлагаю на страницах этой книги.

Применять жизнеутверждающие аффирмации совсем не трудно. Это может даже доставлять радость, когда вы сбрасываете с себя бремя негативных верований и отправляете их в небытие, из которого они и пришли к вам.

Пьер Леметр. Жертвоприношения

Пьер Леметр. Жертвоприношения
Анна Форестье, любимая женщина знаменитого комиссара Верховена, случайно становится свидетельницей разбойного нападения на ювелирный магазин неподалеку от Елисейских Полей. Чудом ей удается остаться в живых, однако она ранена, а лицо ее обезображено, и в довершение всего на нее начинается охота. Для Верховена расследование превращается в глубоко личное дело. Комиссар и бандит сходятся в смертельной схватке, цена победы — жизнь или смерть Анны. Но кто здесь на самом деле охотник и кто жертва?

Впервые на русском «Жертвоприношения» — завершающая книга трилогии Пьера Леметра, лауреата Гонкуровской премии, о комиссаре Камиле Верховене.

Отрывок из книги:

Заснуть ночью так и не удалось. Когда речь идет о переживаниях, Дудушке ничего объяснять не нужно.

Вчера вечером Камилю пришлось заехать на работу и сделать все, на что ему не хватило времени днем. Вернулся он совершенно без сил и, не раздеваясь, лег на диван. Дудушка прижалась к нему, и за всю ночь оба они не шелохнулись. Он не покормил ее — забыл, но Дудушка молчит, понимает: ему не до нее. Мурлычет. Камиль наизусть знает самые тонкие нюансы ее мурлыканья.

Еще совсем недавно такие бессонные ночи, когда нервы напряжены, настроение хуже некуда и ничего хорошего не ждешь, были ночами Ирен. С Ирен. Камиль ворошил прошлую жизнь, тягостные картины. В его жизни не было ничего более важного, чем гибель Ирен. Только она.

Терри Гиллиам - король и шут

Терри Гиллиам - король и шут

В Голливуде его называют «Капитан Хаос». Говорят, у него склочный характер, дурной вкус и завышенная самооценка. Говорят, он несовременен и безнадёжно застрял в 1960-х. Говорят, с ним якшаются одни маргиналы и нонконформисты. Говорят, его фильмы приносят несчастья актёрам, которые в них снимаются: карьера Мерседес Руель закончилась после «Короля-Рыбака», а Хит Леджер и вовсе умер чуть ли не на съёмочной площадке «Воображариума доктора Парнаса». Продюсеры при встрече с ним переходят на другую сторону улицы, критики-интеллектуалы брезгливо морщат нос — и только зрители беззаветно его любят. Особенно дети.

Он такой один — Теренс Вэнс Гиллиам, рыцарь трагикомического образа, король и шут своего маленького странного королевства.

Ауст Курт. Судный день

Ауст Курт. Судный день
Курт Ауст – датчанин, ныне живущий в Норвегии и пишущий по-норвежски, сразу стал знаменитым, когда опубликовал свой первый роман – “Судный день” (1999 год). Автор получил премию “За лучший дебют” издательства “Аскехауг”, а книга была переведена на несколько европейских языков и издана в Германии, Дании, Греции, Нидерландах, Литве и Чехии.

Почти канонический для средневекового романа сюжет приводит на память Умберто Эко. В замкнутом пространстве постоялого двора, отрезанного от мира снежной бурей, в канун Нового года нашли приют несколько путников. Среди них датский профессор Томас Буберг и его ученик, норвежец Петтер Хорттен. Именно им, – а это любимые персонажи Ауста, которые потом не раз появятся в его книгах, – предстоит разгадать тайну страшного преступления: незадолго до их появления на хуторе убит французский граф…

Глава из книги:

Альберт успел убрать снег позади трактира, с дорожки к хлеву и к сараю для карет и вдоль конюшни.

Я расчистил до конца тропинку к главному входу в трактир и прорыл тропинки к кузнице, прачечной и маленькому строению, по моим предположениям, амбару За день до этого я видел, как Мария выходила оттуда с двумя мисками, наполненными мукой и зерном. Как следует вспотев, я оторвался от работы, встал возле конюшни и, прищурившись, посмотрел на сверкающий на солнце снег. Кое-где сугробы доходили мне до груди. Неудивительно, что Альберт так вымотался. Несколько дней подряд расчищать снег, да еще и на голодный желудок – такая работа кого угодно с ног свалит! Невольно я испытал нечто похожее на уважение к этому бородатому троллю со зловещим взглядом. Не то чтобы он мне нравился, нет, но, ведомый упрямством и силон воли, несмотря на голод и истощение, Альберт умудрился сделать очень много – и это вызывало уважение.

Великая война кузенов

Война царствующих кузенов

К началу Первой мировой войны ведущими европейскими державами правили двоюродные братья. Российский император Николай II, кайзер Германии Вильгельм II и британский король Георг V были знакомы с детства, а их непростые отношения друг с другом и с остальными родственниками привели к кровопролитному конфликту и крушению империй двоих из братьев.

Этот двухсерийный документальный фильм ВВС «Война царствующих кузенов» (Royal Cousins at War) — часть большого проекта британской телекомпании, посвященного столетию начала Первой мировой войны. Многочисленные статьи, публикация архивных фотографий, инфографика, документальные и художественные фильмы, специальный сайт — все это ВВС демонстрирует зрителям уже несколько месяцев и будет продолжать, судя по всему, до 2018 года.

Франк Тилье. Медовый траур

Франк Тилье. Медовый траур
После гибели жены и дочери комиссар Шарко сломлен. Бессонница, раскаяние, скорбь… Работать в таких обстоятельствах практически невозможно. Но новые события заставляют его резко вернуться к реальности: в церкви найдено тело женщины. Над ним летают бабочки. Труп выглядит странно: нигде ни единого волоска, все сбрито, а внутренние органы словно взорваны. Похоже, убийца – любитель головоломок, готовый причинять жертве муки, рассчитывая их с ювелирной точностью. И он явно не собирается останавливаться на достигнутом. Для Шарко это расследование носит особенный, личный характер: оно ведет в глубины человеческой души – души убийцы… и его собственной.

Глава из книги:

Завывания сирены и вспышки синей мигалки дали мне возможность пролететь через Париж без остановок и выехать из города на север, к Рикбуру. Однако первые же загородные ухабы резкой болью отозвались в голове, и пришлось встать у обочины, чтобы побрызгать черепушку теплой водой. Ни за что больше не буду глотать эти проклятые снадобья – чего бы это ни стоило, пообещал я себе. Мою жену они не спасли – и меня не спасут…

Деревня жила в медленном темпе жнеек, в сиянии золота только что срезанной пшеницы, и, пока столица – там, далеко, – томилась в плену скученного жилья и задыхалась в серых флюидах собственного дыхания, здесь, в темной земле, уже зарождалась новая жизнь.

«Атмосфера сплошных доносов»

донос

В 1849 году Достоевский был осужден за недонесение на распространителей одного из писем Белинского. Советская власть сделала доносительство ежедневной практикой.

«Создалась совершенно иная атмосфера, чем ранее, — атмосфера сплошных доносов», — так донес по начальству информатор НКВД мнение Александра Яковлевича Аросева о ситуации, сложившейся в ВКП(б) и стране в целом к концу 1930-х годов. Аросев (отец народной артистки Ольги Аросевой) — старый большевик с дореволюционным стажем, член московского Военно-революционного комитета в 1917 году, председатель Военно-революционного суда на Украине в 1920 году, сотрудник ВЧК, полпред в ряде европейских стран, в описываемое время — председатель Всесоюзного общества культурных связей с заграницей. В конце 1936 года на Аросева поступают несколько «сигналов», результатом которых становится его арест 3 июля 1937 года и последующий расстрел 10 февраля 1938-го.

Коэти Зан. Список запретных дел

Коэти Зан. Список запретных дел
Тринадцать лет прошло с того дня, когда Сара и Дженнифер, молодые студентки Университета штата Огайо, попали в лапы маньяка и вместе с Трейси и Кристин, таким и же подругами по несчастью, три года провели в заточении. Однажды Дженнифер исчезает, и девушки нисколько не сомневаются, что ее уже нет в живых. Неизвестно, какая участь ожидала бы юных пленниц, если бы не счастливый случай. Саре удается бежать, справедливость вроде бы восстановлена, девушки на свободе, преступник под стражей, но душевная рана не заживает. А тут еще новое потрясение: на суде поставлен вопрос о досрочном освобождении Джека Дербера, человека, который сломал им жизнь. И Сара делает все возможное, чтобы пережитый ею кошмар больше не повторился.

Глава из книги:

Поздно ночью я сидела в своей машине на парковке отеля и горько сожалела о принятом решении. Разговаривала вслух сама с собой, пытаясь подавить панику. Впервые за многие годы мне придется отправиться куда-то ночью. Адель предложила заехать за мной, но в машину с незнакомцами я ни за что не сяду.

Лежавшая впереди дорога волновала меня гораздо меньше, чем «особое место», куда я направлялась. Там, скорее всего, будет темно и к тому же, судя по словам Адель, полно людей, которых я всю жизнь старательно избегала.

Я с силой сжала руль и прислонилась к нему лбом. Не может быть, чтобы Трейси не знала о таких местах. Именно поэтому мне нужна ее компания, твердила я себе. Это же ее стихия. Наверняка она ходит в подобные заведения ради развлечения.

«Бург» или «град»?

Екатеринбург

Война потребовала патриотизма во всем. Даже в топонимике.

Волны Великой Европейской войны катились по России от границ до самой глубинки. В эпоху быстрых телеграфных сообщений их ничто не удерживало. Подобралась стихия и к Уральским горам. Встревожился уездный город Пермской губернии — Екатеринбург. Населенный пункт был хоть не столичный, а немаленький, со своими амбициями. Здесь насчитывалось почти 100 тысяч населения, 15 церквей, 4 гимназии, 13 библиотек, 3 театра, 45 фабрично-заводских заведений, прославленные екатеринбургские мукомольные фирмы перерабатывали ежегодно до 20 млн пудов хлеба. В Екатеринбурге со времени его основания (1723) находилась администрация, руководившая горными заводами всего Урала, а сравнительно недавно (с 1885 года) он стал центром самостоятельной епархии Русской православной церкви.

Георгий Полевой. Нежить. Доктор Смерть

Георгий Полевой. Нежить. Доктор Смерть
Новый роман от автора бестселлера «Исчадия»! Первый научно-фантастический цикл о войне против вампиров — не девичья слезогонка вроде приторных «Сумерек», а соленый от крови мужской боевик, повышающий уровень гемоглобина! Бросив вызов исчадиям ночи, бывший военврач становится охотником за нежитью. Но как одолеть упырей, чья сила и скорость превосходят человеческие многократно? Как проникнуть в «логово зверя», чтобы раскрыть все тайны проклятой расы и найти ее «ахиллесову пяту»? Самому обратившись в вампира!

Глава из книги:

Ветлуга, небольшой патриархальный городок из тех, где молодые до сих пор испрашивают благословения у родителей перед свадьбой. Даже если до этого невеста уже успешно и с наслаждением рассталась с пресловутой плевой.

Именно тут и жил мой знакомый. Диму Жудинова по прозвищу Леший я знал еще по «армейке». Не сказать, что мы были закадычными друзьями, однако он был мне кое-чем обязан. Теперь, когда вышла размолвка с Григорием Панченко, мне нужен был новый союзник. Надежный и опытный.

Переехав после «дембеля» в Ветлугу, Дима Жудинов женился и вел ничем не примечательную провинциальную жизнь. Он успешно портил девок, пил пиво и периодически устраивал небольшие потасовки. Поскольку подготовку он получил соответствующую, то выхватывали и «полицаи», которые пытались его задержать. Все же навыки рукопашного боя патрульно-постовой службы и спецназа различались на несколько порядков. Кроме того, Жудинов, когда дрался, очень не хотел, чтобы его захватывали — привычка разведчика.

Адские колонны и адские колодцы

утопление в нанте

По изощренности и количеству зверств с обеих сторон Вандея мало с чем может сравниться.

В начале октября 1793 года два батальона республиканцев заняли деревню Монтегю. Обосновавшись в замке, они выставили дозоры на случай возможных атак и начали обыскивать территорию. В колодце они обнаружили трупы солдат генерала Бейссера: вандейцы засыпали их целыми телегами булыжного камня. Не менее жестокими мятежники были и несколько недель спустя в Нуармутье. Взятых в плен республиканцев живьем закапывали в землю по шею, заживо жарили в кирпичных печах, а к раненым, кто оставался на поле битвы, подходили женщины и выкалывали им глаза.