понедельник, 13 января 2014 г.

Паола Каприоло. Немой пианист

Главный герой романа современной итальянской писательницы Паолы Каприоло попадает в психиатрическую клинику. Юноша не говорит, не пишет, и врачам никак не удается выяснить, кто он и откуда. Тогда ему дают листок бумаги, и юноша рисует фортепьяно. Его подводят к роялю, на котором он начинает виртуозно играть сочинения разных композиторов. Музыка сильно действует на больных, раскрывая потаенные стороны их расшатанного внутреннего мира. Для пациентов музыка — это страдание, радость, память о прошлом, испытание, болезненное обнажение души, в звуках сплетаются жизнь и смерть. Так зачем же в судьбы персонажей вошел этот странный немой пианист, наделенный бесчувственностью и обостренной чувствительностью? Кто он такой? Его игра — благо или вред?

Отрывок из книги:

Не просите меня, доктор, вспоминать. Ничего я так не боюсь, как воспоминаний, да вы и сами знаете: я стараюсь отгородиться от них и не сплю, вот только с вашими снадобьями проваливаюсь в тяжелый сон без сновидений. Там, в лагере, я спал прекрасно; вечером, как обессиленное животное, падал на нары, но тогда мне не снились сны, за что я бесконечно благодарен Господу.

А известно ли вам, доктор, кто я такой? Вы хоть догадываетесь? Вижу, что нет, иначе вы поняли бы, насколько нелепо и абсурдно заставлять меня вспоминать прошлое. Знайте же, доктор: я вырыл сотни ям, не задаваясь вопросом, для кого они предназначены; я шел среди трупов, чтобы отыскать мертвого товарища и снять с него ботинки. Если б вы были на моем месте и понимали, что все это сделали вы, неужели вы смогли бы спокойно спать ночью? пускаться в воспоминания? видеть сны?

Кейт Динни. Брендинг территорий. Лучшие мировые практики

Кейт Динни исследует теорию брендинга городов, рассказывает об интересных случаях из практики, иллюстрирующих разнообразие подходов, которые используют амбициозные города. 

В работе представлены как знакомые всем европейские и североамериканские мегаполисы — Барселона, Париж, Нью-Йорк — так и города из других регионов, например, Ахмедабад, Монтевидео, Акра и Чунцин. 

Международные исследования, представленные в книге, позволяют получить наиболее полное представление о состоянии данной отрасли науки. А еще авторы-исследователи — представители различных профессий. Поэтому мы имеем возможность взглянуть с разных сторон и на теоретические основы брендинга городов, и на примеры их практического применения. 

Книга предназначается специалистам в области брендинга территорий, маркетологам, политическим деятелям, студентам и всем, кто хочет расширить свое представление о принципах брендинга и методах их применения на практике. 

Другая сторона провала


Помогают ли нам неудачи? 

Северный полюс в конце XIX века был таким же таинственным и неизученным местом, как сегодня Марс. Уже несколько лет исследователи безуспешно пытались добраться до полюса по земле. Многим эти попытки стоили жизни. И тогда шведский инженер Соломон Август Андре решил отправиться туда... на воздушном шаре. Ветреным июльским днем 1897 года, заручившись поддержкой Альфреда Нобеля и шведского короля Оскара II, на острове Датский архипелага Шпицберген Андре и два его молодых коллеги поднялись в корзину «Орла» – воздушного шара диаметром 20 метров.

Комодские вараны


Какое будущее ждет самую большую и страшную ящерицу на Земле?

Если вы хотите поймать дракона, действовать нужно следующим образом. Для начала забейте козу. Разрубите тушу на куски. Позовите нескольких крепких друзей, чтобы было кому нести три трехметровые стальные ловушки и мешки с козьим мясом. Отправляйтесь в горы. Установите первую ловушку, положите в нее приманку, а на деревьях поблизости развесьте еще несколько мешков с мясом, чтобы, так сказать, напоить воздух ароматом. Вторую и третью ловушки установите так, чтобы расстояние между ними составляло пять-шесть километров. Следующие несколько дней навещайте каждую ловушку утром и после полудня. Скорее всего, они будут пусты, но если повезет, то однажды, когда вы подойдете к одной из ловушек, вашему взору предстанет самая большая ящерица в мире.

Научные коллекции


Хранимые в музейных кладовых, эти коллекции, собранные учеными и путешественниками, – и прекрасны, и познавательны.

Уолтер, похоже, хорошо устроился. Умерший 50 лет назад гигантский северотихоокеанский осьминог отдыхает в 40-литровом резервуаре со спиртовым раствором, двухметровые щупальца этого головоногого мирно сплетены. Его соседи – выходцы из Атлантики: закатанная в банку колония планктонных морских спринцовок – пиросом, чье естественное сине-зеленое свечение давно погасло. А кораллы и водоросли все еще пышно «цветут» на полке. Гирлянды таитянских улиток свисают с крючков на стенах. Перламутровые раковинки моллюсков из реки Миссисипи – сырье для некогда прибыльного производства пуговиц – поблескивают под стеклом.

Дэвид Хьюсон. Убийство-2

На мемориальном кладбище в Копенгагене найден труп женщины-юриста. Убийство странное, очень похожее на ритуальное, тем более что мемориал создан на месте, где во время фашистской оккупации Дании немцы казнили героев Сопротивления. Дело взято под правительственный контроль, на полицейское руководство давит министр юстиции. Не надеясь на собственные силы, шеф отдела убийств столичного полицейского управления уговаривает бывшего инспектора Сару Лунд, уволившуюся из полиции два года назад, взяться за расследование преступления…

Впервые на русском языке роман, продолжающий детективную линию, начатую в книге «Убийство» — романе, основанном на одноименном датском телесериале, снискавшем такую всеевропейскую популярность, что американский телеканал АМС создал собственный вариант сериала, который имел успех уровня культового «Твин Пикс».

Отрывок из книги:

Они добрались до тюрьмы за полчаса. Странге вел аккуратно, даже когда торопился.

Херстедвестер был залит огнями, словно океанский лайнер, плывущий в ночи. Выли сирены, лаяли собаки. Тюремная охрана и полиция прочесывали территорию внутри и снаружи в поисках пропавшего Йенса Петера Рабена.

Лунд разыскала начальника охраны, посмотрела на мониторы систем видеонаблюдения, установленные в его кабинете.

Олег Львов. Проклятая рота

Воспитанник детского дома Василий родился под счастливой звездой. А все благодаря тренеру, который обнаружил в нем талант баскетболиста. Дела шли в гору. Спонсоры баскетбольной команды подарили Василию айпад. В случае удачной игры на чемпионате России среди юношей с начинающим спортсменом вполне могли заключить первый в его карьере контракт. Но все пошло совсем не так. Самолет, который должен был унести Василия в светлое будущее, потерпел катастрофу, но… парень выжил. Вот только вместо игры на чемпионате ему предстояли теперь совсем другие сражения. В составе Проклятой роты кровожадных наемников, в мире, где боги оказались в положении изгоев…

Глава из книги:

В яме под палящим солнцем мы пролежали до самого вечера – поначалу пересчитывая войска и телеги, а потом лишь дурея от скуки, поскольку дорога опустела. Заметить нас никто не заметил, даже близко не подошел, но зато вода во фляге закончилась как-то слишком быстро.

Ближе к вечеру от жары в голове у меня начало понемногу звенеть, поэтому слова Рапошана о том, что «все, сваливаем», я воспринял с нескрываемой радостью.

– Давай, бегом, – добавил мой напарник, когда я свернул украшенный пучками травы плащ.

Уговаривать меня не пришлось.

Джоан Виндж. 47 ронинов

Его имя – Кай. Он пришел в мир из странного и пугающего леса демонов. Никто не признает в нем человека; все называют его полукровкой и с презрением отвергают его общество. Он – изгой, проклятый чужак. Но именно ему предначертано возглавить отряд из сорока шести жаждущих отмщения воинов-самураев. Сорок шесть ронинов, защищающих свою честь, бросили вызов судьбе после того, как злое колдовство и предательство убили их хозяина, князя Асано. Кай проведет их дорогой смерти… и любви. И докажет всем: неважно, откуда ты пришел; важно, куда ты уйдешь – в небытие или в бессмертие…

Глава из книги:

Утро наступило слишком скоро – несмотря на то, что после событий сегодняшней ночи всем членам клана Асано казалось, будто солнце больше никогда не покажется на небе.

Утро принесло с собой приговор – стремительный и неумолимый, как лезвие меча.

В парадном зале собственного замка князь Асано с обреченной покорностью, которая отлично могла сойти за созерцательное спокойствие, опустился перед сёгуном на колени. И застыл в ожидании. Советники Токугавы долго что-то горячо обсуждали, то споря, то прислушиваясь друг к другу – словно в последствиях ночного инцидента были хоть какие-то сомнения.