среда, 23 октября 2013 г.

Питер Брегман. 18 минут. Как повысить концентрацию, перестать отвлекаться и сделать действительно важные дела

Эта книга родилась из статьи для Harvard Business Review, которая стала одной из самых популярных и комментируемых на сайте этого журнала. Статья называлась "18-минутный план для организации вашего дня" и начиналась с робкого признания:  "Вчера утром я был настроен вершить великие дела. Я зашел в свой офис с примерным пониманием того, что я хочу сегодня сделать. Затем я сел за стол, включил компьютер и проверил почту. Два часа спустя, после тушения нескольких пожаров, решения проблем других людей и разрешения прочих вопросов, которые сыпались на меня из компьютера и телефона как из рога изобилия, я едва ли мог вспомнить, что же я хотел сделать, когда только включил компьютер. Меня застали врасплох. И это притом что я кое-что понимаю в личной эффективности".

Вы тоже после дня напряженной работы приходите к выводу, что почти не продвинулись в действительно важных для вас делах? Ничего не успеваете? Не знаете, как справиться с повседневной суетой и отвлекающими факторами и сосредоточиться на решении ключевых вопросов?

Эта книга поможет вам организовать жизнь вокруг того, что для вас по-настоящему важно, что помогает реализовать ваши таланты и приблизиться к цели. Прочитав ее, вы узнаете, как принимать обоснованные и обдуманные решения о том, что стоит и чего не стоит делать, как справляться с отвлекающими факторами - иногда используя их, а иногда избегая, - как структурировать время, чтобы добиваться максимальной эффективности, и как не бросать дело на полпути, даже если хочется о нем забыть. А главное, вы научитесь составлять 18-минутный план на каждый день, гарантирующий, что отныне все ваши самые важные дела будут сделаны. 

Это невероятно умное и бесконечно практичное руководство, которое помогает повысить не только личную эффективность, но и чувство удовлетворенности жизнью. 

Для всех, кто перегружен задачами, требующими немедленного решения, кто постоянно что-то не успевает, кто раз за разом пытается делать несколько дел одновременно, но почти не продвигается к цели, кто хочет раз и навсегда взять в свои руки контроль над временем и начать управлять своей жизнью на все 100%.

Елена Некрасова. Маленькие

Елена Некрасова – автор пяти книг прозы, финалист премии «Русский Букер» (роман «Щукинск и города»), художник, режиссер-документалист.

Тихую и размеренную жизнь русской деревни нарушает приезд двух братьев маленького роста. Необычный вид чужаков настораживает местных. Но еще больше они удивились бы, узнав, что в телах «лилипутов» скрываются аты – представители древней цивилизации, обладающие сверхъестественными способностями. Аты – наблюдатели, им запрещено вмешиваться в жизнь людей. И правильно: не сдержавшись, герои инициируют события, которые уже не в силах контролировать…

Отрывок из книги:

Куи выехал в Мирославль на рассвете, ливень застал его между Кручинино и Махеровкой, пришлось повернуть назад. Повезло еще, что не успел съехать с бетонки, когда разверзлись хляби небесные. Супердождище, настоящий тропический! Видимость стала почти нулевой, и он припарковался на обочине, чтобы переждать ливень, хотел помечтать – куда там! Что-то большое, грузовик или автобус – Куи даже не разобрал, пронеслось мимо, сорвало зеркало и угрохотало прочь, смерть прошла в сантиметре. Куи включил аварийную сигнализацию, хотя и полицейская мигалка не спасла бы ситуацию. Груженые и порожние монстры проносились в пелене дождя, а ведь за рулем часто нетрезвые водилы. Приходилось каждый раз вылезать из машины и отбегать к полю, трудно представить картину глупее. Промок до нитки, вымазал обувь в грязи, а дождь всё лил и лил, потоп продолжался часа два. Хорошо, что в багажнике нашлась рабочая одежда, замасленная, но сухая. Можно сказать, повезло: на грунтовке завяз бы по уши, а эвакуатор в эти края можно вызвать только из Мирославля… теоретически. Но что будет в реальности, это вопрос.

Наталья Бульба. Космический маршал. Очень грязная история

Новое дело. Дружественный сектор, обмен опытом по программе защиты свидетелей. Это с одной стороны, а с другой... исчезающие бесследно туристы и вольные, как главный объект подозрений. Но что тогда стоит за интересом главы мегакорпорации, чьи лаборатории находятся на одной из планет Приама, к скромной журналистке? И почему большинство пропавших - отличающиеся отменным здоровьем мужчины?

Элизабет Мирайя - маршал Службы Маршалов Союза, не поверила в кажущуюся простоту дела и оказалась права. Ей и ее напарнику предстоит ответить на множество вопросов, главные из которых заставят задуматься: где же проходит грань человеческой подлости и на что ты готов пойти, лишь бы спасти жизнь друга?

Отрывок из книги:

Взяли меня идеально. В ответ на впрыск дури в кровь ушел антидот. Мгновение дурноты, столько же на решение: переходить к импровизации или прекращать игру. Код три один сбросила на командный раньше, чем сформулировала свой выбор словами.

Автономная работа с угрозой жизни… Когда я активировала его в последний раз, выбралась лишь благодаря погибшему на Зерхане Левицкому. Не самое лучшее продолжение весьма неудачно начавшейся операции. Опередили они нас больше, чем на час.

В отличие от зерхановской, где три спецслужбы были готовы друг другу перегрызть глотки, но в конце концов сработали идеально, эта не задалась практически сразу.

Первый раз мысль, что мы ошиблись в оценке ситуации, мелькнула у меня, когда в салоне лайнера, принадлежащего «Ханри Сэвайвил», я заметила Риашти. Был он не один – снова со своей племянницей.

Точка невозврата


В список на награждение Звездой Героя Советского Союза его внес лично Сталин. Оправдать доверие, оправдаться перед собой — такой стала жизненная установка Сигизмунда Леваневского, и она привела пилота к гибели.

12 августа 1937 года из Москвы в Америку с тайным грузом на борту вылетел самолет ДБ-А под командованием летчика Леваневского. 13 августа в 17:53 от экипажа пришла радиограмма. Она оказалась последней — самолет исчез. Он не найден до сих пор.

В отличие от других летчиков, получивших звание Героя за спасение в 1934 году челюскинцев, Сигизмунд Леваневский не вывез со льдов Карского моря ни одного человека. Он доставил врача в базовый лагерь, а до челюскинцев не долетел из-за неполадок с самолетом. Но имя Леваневского в список на награждение внес сам Сталин. Почему летчик, который еще вчера мало кому был известен, вдруг попал в милость вождя, неясно. Но клеймо «любимчик Сталина» прицепилось к пилоту навсегда. С этого момента началась гонка Леваневского с самим собой.

Собачий взгляд

Главным орудием древних людей была не палка-копалка, не топор и даже не огонь. Им была собака. Ради жизни с человеком она перестроила в себе все, включая ДНК.

ДРУГ ПОЗНАЕТСЯ В ЕДЕ

Ученые не сомневаются, что все современные собаки произошли от волков. Но когда и где это случилось, исследователи ожесточенно спорят до сих пор. Одни утверждают, что волки впервые попали в общество человека на юге Китая, другие — что на Ближнем Востоке. Временной разброс также немаленький — разные специалисты считают, что предки собак были одомашнены от 10 до 30 тысяч лет назад.

В поисках даты появления собак ученые обнаружили нечто замечательное — оказалось, что ради дружбы с человеком животные изменили не только внешность, но и ДНК. Изменили, конечно, не сами четвероногие, хотя, будь их воля, наверняка согласились бы и не на такое. Удобные человеку мутации, как и любые другие, появлялись в геноме собак случайно, но так как их носители оказывались лучше приспособлены к жизни с Homo sapiens, именно их потомки в основном и оставались жить с хозяевами. Так постепенно ДНК собак становилась все меньше похожа на ДНК диких предков.

Все сам да сам


Столетиями считалось, что понять мысли человека, предсказать его реакции и поступки почти невозможно. Психологи доказали: люди действуют по одним и тем же законам, хотя и не осознают этого.

«Если я заболею, к врачам обращаться не стану», — пели у костров туристы в СССР. Союз распался, но недоверие к врачам сохранилось. Особенно если речь идет о психотерапевтах. И в такой позиции есть доля истины: человек способен исцелиться от множества болезней сам, без врачей. Это открытие настолько потрясло научный мир, что его автору простили нацистское прошлое и позволили еще долго лечить людей после окончания войны.

Многие очень любят все контролировать: самих себя, близких, коллег, работу... Психологи и психотерапевты между собой зачастую называют их «головастиками». И именно над такими людьми жизнь особенно любит подшучивать, подкидывая им новые и новые ситуации, которые не поддаются контролю: стрессы, сложности в отношениях, болезни... Тут бы «головастикам» и обратиться за помощью, но ведь они же все знают и без специалистов и, как правило, не доверяют им.

Османское вино


Утро европейцев начинается с чашки американо или глотка эспрессо. Но в стране, подарившей Европе благородный напиток, настоящим до сих пор считается только кофе по-турецки, сваренный в джезве на песке.

Все больше умственной работы, все меньше сна, все чаще стрессы, все реже отдых... Хочешь попасть в ритм большого города, используй допинг. Кофе прекрасно справляется с этой ролью. Но в Стамбуле — 14-миллионном мегаполисе между Европой и Азией — жители не спешат переходить на экономящий время «машинный» кофе, современный европейский вариант старого восточного напитка. Верность традициям не позволяет, а также представления о жизни. Ведь в отличие от эспрессо и американо кофе по-турецки пьется не для того, чтобы догнать быстро бегущее время, а для того, чтобы остановить его.

Томление на Ванзее

Я жил в Берлине один. Ханс доверил мне свой домик на берегу Большого Ванзее, где я проводил все дни анахоретом, в глупом оцепенении. Район был мало похож на город, здесь жили состоятельные дачники, лепились леса и пляжи, и в это время года вокруг стояла странная тишина.

Лишь только смеркалось, я доставал длинный ключ от калитки и спускался к тихо шепелявящему озеру. Вода еще не замерзла, и временами ее прорезали фонари курсирующих катеров. Я брел вдоль кромки, мимо затаившихся ноябрьских особняков с причудливо украшенными фасадами, доходил до причала, где дремали легкие яхты и перекрикивались в камышах белые с подрыжинами лебеди. До ближайшего супермаркета нужно было долго шагать по Кёнигштрассе, ведущей к Потсдаму. Но часто, поддавшись навязчивой апатии, я поворачивал назад и, поплутав меж чужих заборов и деревьев с еще живой листвой, возвращался к своему жилищу.

Кроме Ханса, я никого не знал в Берлине. Он тоже был одиночкой, работал в юридической конторе на вечно светящемся Кудамме, пока вдруг не сорвался к бывшей жене в Америку. Домик на Ванзее, состоящий из двух комнат, кухни, веранды и мезонина, попал в мое распоряжение. И я, пришелец, очутившийся тут временно и по стечению обстоятельств, томился, часами лежал на койке в мезонине или пялился в компьютерный экран, исследуя московские вакансии.

Если с утра было солнечно, меня охватывало предчувствие чего-то важного, и я мчался в центр. Электричка доставляла на Александерплац буквально минут за двадцать, и я, как щенок, совался во все распахнутые двери. В лютеранские соборы и на концерты современной музыки, в бары, где я выпивал бокал за бокалом местного пива, и в футуристические конструкции торговых центров, где с верхних этажей распахивалась геометрическая перспектива города. А потом шел прощупывать гигантскую брешь между двумя смешавшимися мирами и много раз подряд пересекал отмеченную кое-где брусчаткой линию разрушенной стены, распугивая попадавшихся городских лисиц и наполняясь постепенной звенящей головной болью.

Шляпа тролля

В краю короткого лета, затяжных дождей, долгой темной зимы и нефти можно жить счастливо. Норвежцам это удалось. Им понадобилось терпение, самоирония и красивые легенды.

Норвежцам досталась не самая комфортная для проживания страна. Но они уверенно и бойко обустраивают даже отдаленные ее уголки. Всюду протянулись дороги, организованы паромные переправы, между городами летают самолеты, идут поезда, курсируют круизные лайнеры. В какой-то момент создается ощущение, что так тут жили от начала времен. И всегда носили эти непромокаемые и непродуваемые одежды, всегда могли купить столичный продуктовый набор в самом дальнем фьорде и имели доступ в Интернет в любой глуши. Но не стоит забывать — норвежское экономическое чудо всплыло с океанского дна всего полвека назад, когда в конце 1969 года компания Phillips Petroleum обнаружила в Северном море гигантское месторождение нефти.

Свидетельства того, как жила до этого события ныне одна из счастливых стран в мире, хранят древние (но не самые надежные) источники — народные сказки и легенды. Норвежцы их помнят и охотно рассказывают. Наверное, для них это не совсем легенды.

Бог из трущоб

Минута славы — это не телевизионное шоу, это компенсационный обычай многих народов. В Индии, например, местные нищие несколько раз в год имеют право почувствовать себя выше остальных и стать танцорами бога.


— Чем больше тела и лица этих людей покрывала краска, тем, казалось, меньше в них оставалось человеческого. С появлением каждого нового узора собравшиеся отступали назад и все реже решались поднять взгляд на танцоров. Когда макияж был завершен, вчерашние бедняки превратились в героев праздника. В глазах местных жителей они перестали быть людьми и стали воплощением богов, перечить которым никто не вправе, — рассказывает Леонид Круглов, путешествовавший на барке «Седов». На паруснике он добрался до юго-западного побережья Индии, города Кочин — одного из самых крупных в штате Керала.

— Большая часть населения города хорошо образованна, нормально говорит на английском языке и привыкла к потоку туристов, — рассказывает путешественник. — В гостинице я в первый же вечер поинтересовался, где можно увидеть древние огненные ритуалы, которыми так славится эта часть Индии. Приветливый портье с воодушевлением сообщил, что мне несказанно повезло, и как раз завтра на центральной площади города будет проходить одна из церемоний.

Почему мы бываем счастливы?


Желание быть счастливым - естественное. К такому выводу пришли психологи Эд Динер из Университета штата Иллинойс и Шигехиро Оиши из Университета Вирджинии, проведя исследование с участием 10 000 респондентов из 48 стран мира. Они обнаружили: ощущение счастья возникает не только от радости покорения карьерных вершин или других внешних событии. Большинство участников эксперимента описали его как глобальное чувство умиротворенности и удовлетворения. «Истинное счастье длится дольше, чем время выброса дофамина - так называемого гормона любви, - объясняет клинический психолог, доцент факультета психологии Университета Джорджа Мейсона Тодд Кашдан. - Это ощущение зависит от множества совершенно разных обстоятельств. Например, от степени удовлетворенности нашим браком или формой собственного носа». Какое бы определение счастья мы ни выбрали, ключевым в нем всегда будет наше личное эмоциональное переживание. Но зависит оно от вполне универсальных вещей, в которых нам, как правило, не приходит в голову искать радости и удовлетворения. Итак, почему мы на самом деле бываем счастливы?