воскресенье, 27 июля 2014 г.

Вербариум

Вербариум
Вначале было слово — именно это утверждение служит краеугольным камнем антологии «Вербариум». Здесь демона изгоняют не святой водой, а правильно подобранной фразой, здесь продают душу за пять листов романного текста, здесь строение мира определяется длиной существительного, а знание истинного имени оказывается самым грозным оружием.

«Вербариум» — книга для разборчивого читателя, которому хотелось бы не просто погружаться в интересный сеттинг, а наслаждаться процессом сотворчества с писателем, подхватывать его игру со словом. Лингвистика здесь становится одновременно и формой, и содержанием - как если бы художник нарисовал красками спектр, а музыкант сыграл на пианино пьесу «Фортепиано». С одной стороны, есть опасность получить «масло масляное», с другой - очень любопытно сунуть нос на изнанку творчества. Мол, а что это вы здесь делаете с буквами, фразами и текстом, как рождается слово и правда ли, что им можно убивать, к примеру?

Но читательские ожидания оправдываются не до конца. Многие рассказы, в которых упор сделан прежде всего на лингвистику, интересны только в экспериментальном плане и не вызывают желания их перечитывать. Содержание приносится в жертву форме. Сложно наслаждаться упражнением по словообразованию, научной статьёй или махровым постмодерном. Рассказ «Имена не выбирают» Ники Батхен расстраивает другим: в его основу легла исхоженная вдоль и поперёк идея, при том что сюжет весьма драматичен, героям хочется сопереживать, а в детали -вчитываться.

Юлия Рыженкова. Халт

Юлия Рыженкова. Халт
Халт, сын Глойфрида, потомок благородного рода, бежит из дома предков в мир без магии. Его отец всегда считал, что юноша — избранный, и всеми силами пытался сделать из него воина или, на худой конец, мага... Но Халту наплевать на собственное предназначение — ему интересны лишь бары, клубы и весёлые девицы. Тем более странно, что однажды он отправляется выполнять задание Ордена Равновесия в шахтёрский гномий город на Альтерре...

Нет темы, которая волновала бы человека сильнее, чем он сам. Если темы, которые поднимает автор, близки и понятны читателю, у произведения гораздо больше шансов быть благосклонно принятым. С этой точки зрения «Халт» — роман, который вполне может рассчитывать на успех, так как затрагивает универсальные вопросы: проблема отцов и детей, взросление и поиск места в жизни.

Герой изначально находится в конфликте с самим собой. С одной стороны, он ленив, не особо воинственен, не хочет быть избранным и бежит от ответственности. С другой стороны, у него достаточно развиты чувство долга и сострадание, чтобы вмешиваться в ситуации, от которых обыватели держатся на расстоянии полёта стрелы. И каждое такое вмешательство на один шажок приближает Халта к пониманию себя и достижению главной сюжетной цели, которая, к сожалению, совсем незамысловата — очередное спасение мира. Ну а чем ещё, в конце концов, может заниматься потомок великого мага Хедина?

Юрий Погуляй. Месть ледовой гончей

Юрий Погуляй. Месть ледовой гончей
Жизнь юнги на пиратском ледоходе не сахар. На тёмной вонючей палубе — ненависть, страх и боль, а среди ослепительно белых льдов за бортом - пронизывающий ветер, засевшие в засаде враги и ужас, пробирающий до костей. Однако всё это можно пережить, если впереди есть цель, а рядом — дружеское плечо. Жаль только, что смерть не видит разницы между друзьями и врагами...

В отечественной фантастике «романы взросления» встречаются не слишком часто. В большинстве случаев ими притворяются книги об избранных или попаданцах, которые проходят быструю трансформацию из обычных мальчиков в супергерои. Тем приятнее читать «Месть ледовой гончей», где в основе сюжета лежит очень правдоподобно показанное взросление главного героя. Осознание своего места в мире и ответственности за любые, даже случайные поступки, постоянная рефлексия — отрывки из романа вполне можно использовать как иллюстративный материал к лекции «Особенности мышления мальчика-подростка в стрессовых условиях».

Причём эти «условия» заслуживают отдельной похвалы. Мир романа - ледяной, мрачный, очень атмосферный - создаёт среду, в которой герои раскрываются максимально достоверно. Сплав магии и техники, тщательная проработка деталей придают книге особое очарование. При этом автор использует монстров, кровь и смерть не ради антуража - они действительно необходимы для сюжетной цельности и показа развития героев.