среда, 22 мая 2013 г.

Книжные новинки. Май 2013


Сознание нашего современника, губернатора Томской области, вдруг перемещается в тело... наместника царской Томской губернии. Скачок на сто пятьдесят лет в прошлое оказывается для героя неожиданным, но не фатальным. Придя в себя, он с удвоенной энергией принимается за дело: лихо отбивается от разбойников, привлекает на свою сторону местных служивых людей, готовит реформы в сферах управления и экономики. Территории обширны, дел навалом, планов громадье!

Давно стало понятно, что попаданец попаданцу рознь. Не только читатели, но и авторы, похоже, устали от спецназовцев, которые наводят ужас на жителей разных эпох. Представители интеллектуальных профессий путешествуют назад во времени всё чаще, чем любители разбивать кирпичи о собственную голову. Андрей Дай отправил в прошлое управленца. Нечто похожее было и в цикле Евгения Красницкого «Отрок». Однако Красницкий отправил персонажа в эпоху Киевской Руси, а Андрей Дай — во времена Александра II, как бы давая понять читателю, что прогрессивный пришелец из будущего не случайно оказался в теле сибирского губернатора именно в эпоху царя-реформатора.

Обращает на себя внимание неспешный стиль повествования. Только до Томска герой добирается на протяжении почти половины книги, по пути верша суд, обзаводясь соратниками и недоброжелателями и разрабатывая программу реформ. Размеренный ритм позволяет автору погрузить читателей в тогдашний быт, подробнее рассказать о развитии Сибири во второй половине XIX века. Оказывается, за прошедшие годы фактически ничего не изменилось. Как сейчас, так и тогда в России «воровали и пили». Просто люди были проще, что позволяет главному герою успешно использовать их в своих целях. Впрочем, пришелец из другой эпохи уже не хочет быть высокопоставленным вором, а стремится изменить жизнь огромного края к лучшему. Но до достижения этой благой цели ещё томов пять-семь, не меньше.

Приятное чтиво о попаданце-управленце с проработанным историческим фоном и весьма завлекательным сюжетом. Разве что темп несколько черепаший...

Джеймс Кори. Пробуждение Левиафана


Человечество осваивает Солнечную систему, но покинуть её границы технологии ещё не позволяют, и люди вынуждены жить в относительной тесноте. Тем временем кто-то находит протомолекулу, которая явно создана разумными существами и обладает поразительными свойствами. Открытие способно изменить ход истории, но те, кому оно попало в руки, не собираются делиться им с прочими людьми и, чтобы сохранить тайну, готовы убить миллионы. Однако нескольким свидетелям удаётся избежать расправы...

Чтобы убедиться в том. насколько беспочвенны слухи о смерти научной фантастики, достаточно взглянуть на номинационные списки любой западной премии вроде «Хьюго». Причём в последние годы на самые престижные фантастические награды зачастую претендуют не только многоопытные мэтры, но и писатели нового поколения. Постепенно яркие фантастические новинки последних лет добираются и до России. Тон здесь задала серия «Сны разума», но почин «Астрели» уже торопятся поддержать другие отечественные издатели. В частности, весьма любопытную линейку готовит издательство «Фантастика Книжный Клуб», которое обещает выпустить обласканные западной критикой романы «Квантовый вор» Ханну Райаниеми и «Вера» Джона Лава. А открыло эту серию научной фантастики «Пробуждение Левиафана» Джеймса Кори.

Гай Гэвриел Кей. Поднебесная


Шэнь Тай, второй сын прославленного генерала, после смерти отца провёл два года в одиночестве на окраине родного Катая, хороня воинов, павших в последнем конфликте с соседней империей Тагур. Юноша принёс покой сотням неприкаянных душ и за свой труд получил от бывших врагов щедрый дар — две с половиной сотни «божественных коней», которые у него на родине ценятся куда дороже, чем золото. Так, неожиданно для самого себя, Шэнь Тай оказывается значимой фигурой в политической игре, которая способна привести Катай к жестокой междоусобной войне.

Удивительный всё-таки жанр — историческое фэнтези. Оно привлекает сильнейших авторов, но негативным образом сказывается на производительности их труда. Например, Джордж Мартин работал над своим последним романом около шести лет. Или взять Гая Гэвриела Кея — за последние двадцать лет из-под его пера вышло всего девять романов. Правда, у канадца есть преимущество перед автором «Игры престолов»: Мартин далёк от завершения своей эпопеи, а Кей за эти годы более чем на дилогию не замахивался. А значит, его поклонникам не приходится годами ждать продолжения.

Вернор Виндж. Дети неба


На планете Стальных Когтей, где живут существа с коллективными сознанием, начинается эпоха науки. Прибытие землян с новыми знаниями резко ускорило технологический прогресс на планете. Но на далёком юге зреет междоусобная война — не за горами противостояние королевства Резчицы и торговой империи Магната. Дa и среди людей нет единства, и многие начинают ставить под сомнение право Равны руководить детьми неба...

«Дети неба» — прямое продолжение «Пламени над бездной», поэтому перед тем, как приступить к новому роману Винджа, обязательно прочитайте предыдущую книгу. Благо она того стоит! «Пламя» в 1992 году стало эталоном «новой космооперы» и соединяло увлекательные приключения в космосе с воистину научной фантастикой — книга недаром получила «Хьюго». Эпичность происходящего и оригинальные «стайные» инопланетяне покорили читателей по обе стороны океана. Жаль, но «Детям» не грозит повторить этот успех.

События нового романа происходят через десять лет после прибытия Равны Бергсндот и Фама Нювена на планету Стальных Когтей. Флот Погибели всё так же висит в тридцати световых годах от планеты из-за увеличения размеров Медленной Зоны, дети вышли из гибернаторов и живут среди народа Резчицы. Да они уже и не дети — старшим сильно за двадцать. Кажется, что совместная жизнь людей и стай скоро станет раем: развивается техника, возникают культурные связи, появляются новые механизмы генетического отбора среди Стальных Когтей.

Роберт Чарльз Уилсон. Вихрь


Сара Коул дежурила в приёмном отделении приюта социальной службы Техаса, когда туда привезли паренька Оррина Матера. Причём доставивший его полицейский Боуз попросил внимательно приглядывать за Оррином. Хотя ничем особенным тот не выделялся — разве только записывал странные истории о фантастических похождениях космического авантюриста Тypкa Файндли, живущего в далёком будущем. Но это только на первый взгляд...

В уже далёком 2005 году в свет вышел роман «Спин» Роберта Чарльза Уилсона. История катастрофы и кризиса земной цивилизации после вмешательства инопланетян была в нём подана через призму жизни пары человек. Мастерски сыграв на контрасте между масштабной трагедией целой планеты и маленькими, но гораздо более близкими для нас проблемами отдельных людей, Уилсон добился внимания читателей и критиков. Умение создавать реалистичных героев вкупе с философскими размышлениями о природе инопланетного вмешательства принесли «Спину» совершенно заслуженную премию «Хьюго». Однако в истории не была поставлена финальная точка, ведь причины и цели появления «гипотетиков», как прозвали чужаков, остались неизвестными.

Марк Ходдер. Таинственная история заводного человека


Обнаруженный на Трафальгарской площади заводной человек втягивает королевского агента Ричарда Бертона в запутанное дело о заговоре, который угрожает всей Британии.

Всё-таки это правильно, когда писать книги на ту или иную тему берутся её давние поклонники. Марк Ходдер, блестящий знаток Викторианской эпохи, уже в «Странном деле Джека-Попрыгунчика» продемонстрировал. как здорово могут настоящие исторические личности» сюжеты и даже городские легенды лечь в канву вымышленного мира. То же самое он делает и в «Таинственной истории заводного человека»: взяв за основу сюжета «дело претендента Тичборна», наделавшее много шуму в Британии 1860-х годов, он закручивает историю невиданной смелости, куда оказываются замешаны Григорий Распутин и Елена Блаватская. а также живые мертвецы, разумные роботы, астральные путешествия во времени, привидения и семейное проклятие. Получается лихо, занятно и совсем не оскорбительно для реальных фигурантов событий. Всё в духе «авантюрного викторианства», которое любили живописать сами викторианцы, а теперь обожают авторы стимпанка.

Стивен Кинг. 11/22/63


Школьный учитель Джейк Эппинг получает доступ к временному порталу, ведущему в 1958 год. Пo просьбе своего умирающего друга он должен предотвратить убийство Кеннеди, которое случится 22 ноября 1963 года...

Путешествия во времени и связанные с ними парадоксы — тема настолько сложная и запутанная, что каждый писатель, когда-либо её затрагивавший, придумывал свои правила игры. Кое-какие правила изобрёл и Стивен Кинг, сочиняя свой первый роман в жанре темпоральной фантастики («Лангольеров» можно не считать — их концепция в традиционную литературу о путешествиях во времени не вписывается никак). Так, у Кинга «дыра во времени», ведущая из кладовки провинциальной закусочной наших дней в 1958 год, приводит всегда в один и тот же день, причём при повторной вылазке всё «обнуляется»: изменения, внесённые в реальность предыдущим путешествием, бесследно исчезают. Ткань реальности словно бы сама защищает себя от непрошеных вмешательств. Как выясняется к финалу, правила совсем не так просты, — но для того, чтобы это понять, Джейку Эппингу придётся попытаться изменить реальность «по-крупному». А это усложняется тем, что прошлое отчаянно защищается, сохраняя статус-кво: решительные борцы за лучшее будущее становятся жертвами разнообразных катаклизмов. Эл, первооткрыватель «кроличьей норы» в 1958 год, за попытки остановить убийцу Кеннеди поплатился раком лёгких. А у Джейка в этом благословенном времени появится Сейди, любовь всей его жизни.

Виктор Пелевин. Бэтман Аполло


В 2006 году Виктор Олегович Пелевин выпустил роман «Empire V», написанный от имени молодого, еще не оперившегося московского вампира Рамы Второго, который познаёт тайное устройство нашего мира. «Бэтман Аполло» — прямое продолжение этой книги. Прошло то ли семь, то ли восемь лет, Рама повзрослел, заматерел, расширил свой вампирский кругозор и понял, что с некоторыми выводами поторопился...

Вот уже второе десятилетие любой новый роман Виктора Пелевина неизбежно становится бестселлером. Автоматически. Огромный по нынешним временам стартовый тираж, первые места в топах продаж, рецензии во всех СМИ, хоть изредка вспоминающих о книжных новинках... Ну как же, такой информационный повод! И каждый раз добрая половина отзывов — о том, что Виктор Олегович исписался, исхалтурился и вообще давно гонит порожняк. Такие, знаете, разочарованно-обиженные нотки. Однако книги «единственного и неповторимого» снова и снова покупают, читают, рецензируют... В общем, всё как в знаменитой фразе: мыши плакали, кололись, но продолжали грызть кактус. Ничего удивительного, что на Пелевина обижаются — порой смертельно, на всю жизнь. И это можно рассматривать как безусловное признание его таланта. Один из любимых приёмов Виктора Олеговича — деконструкция, анализ и осмеяние популярных идеологем. Иными словами, глумление над высоким и светлым, сознательное оскорбление чувств. Если вы чётко отождествляете себя с какой-то социальной или профессиональной группой, чрезвычайно серьёзно относящейся к своей миссии — с космонавтами, пушкинистами, патриотами, феминистками и так далее, — будьте уверены: рано или поздно Пелевин наплюёт вам в душу. Чего же ради мы продолжаем читать его книги? Думаю, в неосознанной надежде, что со временем Виктор Олегович так же едко пройдётся и по нашим оппонентам.