воскресенье, 29 декабря 2013 г.

Джеймс Дашнер. Мятеж во времени

Пятиклассник Дак Смит помешан на загадках истории, а его лучшая подруга Сэра Фрост не может прожить и дня без задачек по физике. Поэтому когда однажды они узнают, что живут в мире, полном исторических ошибок и стремительно приближающемся к катастрофе, они понимают, что надо действовать. Особенно теперь, когда в их руках оказывается настоящая машина времени под названием Кольцо бесконечности. С его помощью Дак, Сэра и их новый товарищ Рик возвращаются в прошлое на корабль «Санта-Мария» Христофора Колумба, чтобы попытаться исправить первую ошибку истории, а заодно отыскать затерявшихся в лабиринтах прошлого родителей Дака.

Отрывок из книги:

ДАМА В КРАСНОМ

Мари активировала сенсорный экран, закрепленный на стене справа от двери, и принялась вводить бесконечный ряд цифр и букв, оказавшийся самым длинным паролем, который Дак когда-либо видел в жизни. Эта система Искусства памяти в самом деле оказалась серьезной штукой, и Дак искренне пожалел о своей недавней похвальбе. Теперь поневоле придется держать марку.

Наконец раздалось тихое шипение, за которым последовало глухое клацанье металлических запоров замка. Дверь открылась и с громким скрипом распахнулась наружу.

— Войдем, — скомандовала Мари и жестом пригласила детей идти первыми.


Дак крепче сжал в руке холодное Кольцо бесконечности и переступил порог. Раздались аплодисменты. Не меньше двух десятков человек дружно хлопали в ладоши, встав из-за своих компьютеров, экранов радиолокаторов, мониторов и прочего оборудования. На лицах у всех этих людей сияли улыбки надежды, и Дак впервые почувствовал всю тяжесть ответственности, возложенной на них с Сэрой.

Спасти мир, каково? Пара пустяков, было бы о чем говорить!

Мари и Бринт повели их по широкому проходу, огибающему командный пункт по периметру. Центральный узел представлял собой монитор размером с киноэкран, только он показывал не одну картинку, а был разбит на десятки квадратов, отображающих все на свете, от видеопотока реального времени до колонок каких-то цифр и радиолокационных карт местности.

Пока Бринт подключал СК-планшет к компьютеру, Мари взошла на кафедру, возвышающуюся над всеми сотрудниками и их приборами.

— Я хочу представить вам наших новых Историков, заслуживших право вступить в наши ряды без многолетнего испытательного срока. Что ж, экстренная ситуация требует экстренных решений. Знакомьтесь, это Дак, а это Сэра.

Ее слова были встречены новым взрывом аплодисментов, и Дак вдруг почувствовал себя последним идиотом. Еще совсем недавно он мечтал взмахнуть Кольцом, как волшебной палочкой, и отправиться в тур по истории! Спасти мир и заодно найти своих родителей, раз уж все так обернулось. Но сейчас перед ним стояли люди, посвятившие свои жизни этой благородной цели, годами верившие, что однажды кто-то придет и даст им возможность положить конец непрекращающейся череде трагедий.

Мари тем временем продолжала:

— В ближайшие несколько дней нам предстоит проделать огромную работу, чтобы подготовить Дака, Сэру и членов нашего исторического десанта к высадке в прошлое, где они начнут исправление Переломов. Согласно текущему плану, операция назначена на вторник, ровно на восемь часов утра. Я прекрасно понимаю, как вам всем не терпится поскорее приступить к делу, но нам потребуется не меньше двух дней на подготовку наших новых членов.

Она говорила еще что-то, но Дак ее уже не слушал. Он только что потерял родителей, он изнывал от тревоги и терзался мыслями о том, что могло с ними случиться. Два дня бездействия представлялись ему слишком длинным сроком. Пока он будет тут сидеть сложа руки, его родители останутся неизвестно где — заблудившиеся в чужом времени, возможно, попавшие в беду или пойманные Стражами времени! Только теперь он стал немного понимать, что испытывала Сэра во время своих Отголосков. Боль утраты, усугубленную доводящей до исступления неизвестностью.

Внезапно он понял, что Бринт вопросительно смотрит на него, будто чего-то ждет.

— Э-э-э… простите, — пролепетал Дак. — Я что-то пропустил?

Бринт улыбнулся.

— Я спросил, готовы ли вы познакомиться с коллегами?

— О! Да-да. Конечно.

Они начали обход, но очень скоро все имена и лица смешались в голове у Дака. Один дядечка занимался отслеживанием всех стихийных бедствий и регистрировал их частоту. Другая тетенька фиксировала все аномалии климата и земной атмосферы. Еще один дядька вел учет ежедневных событий в мире и анализировал их на предмет обнаружения Переломов. А следующая тетка мониторила активность СК по всему миру. Прочие дяди и тети занимались прочими делами.

Дак начал зевать, но поскольку очень старался этого не делать, то страшно гримасничал. Сэра каждые тридцать секунд испепеляла его взглядом.

— Рик настоящий гений во всем, что касается языков, — говорил Бринт. — К пяти годам он выучил пять языков, и с тех пор наш Рик поставил себе задачу выучивать по одному языку в год.

— Вы, ребята, вроде как умники, — сказал Рик. — Тогда отгадайте загадку. Мне шестнадцать лет. Сколько языков я знаю? Даю вам три секунды на размышления, время пошло.

— Шестнадцать, — с плохо скрытым раздражением прошипела Сэра.

— Ну и ну! — ахнул Рик. — Я раздавлен! Теперь я понимаю, за какие заслуги вас выбрали.

— Нас не выбирали, — ответил Дак. — Мы изобрели прибор для путешествия во времени, и никто, кроме нас, не может им пользоваться. А ты чем похвастаешься? Ты когда-нибудь изобретал прибор для путешествия во времени?

Рик затараторил что-то на незнакомом языке. На слух Дака, в нем было чересчур много кряхтящих звуков.

— Хочешь отхаркнуть? — поинтересовался Дак. — Неужели подавился куском своего гигантского мозга?

— Если бы я им подавился, то отхаркнул бы и не поморщился, — огрызнулся Рик. — Ведь даже после этого мой мозг был бы втрое больше твоего!

— Довольно, — сказал Бринт, вставая между ними. — Я рад, что вы нашли общий язык. Завтра мы непременно посетим Рика для интенсивной тренировки на языковом приборе. — Он чуть понизил голос и добавил: — Это будет забавно!

Затем их представили Эрин, красивой молодой женщине с густыми светлыми волосами. Эрин нервничала намного сильнее других Историков, с которыми они знакомились, и крепко прижимала к груди неопрятную стопку бумаг.

— Эрин занимается созданием исторического путеводителя по каждому Перелому, — объяснил Бринт. — Она шерстит все наши архивы и по крупицам собирает всю информацию, которая может пригодиться нашим экспедициям в разные эпохи.

Эрин пожала руку сначала Даку, потом Сэре.

— Архивы — это, конечно, громко сказано, на самом деле Бринт хотел сказать, что я месяцами роюсь в ящиках с заплесневевшими папирусами и полурассыпавшимися бамбуковыми свитками. Представляете, один Историк XX века оставил после себя циклопическую коллекцию этикеток от консервированных супов! До сих пор голову ломаю — то ли это какая-то важная зашифрованная информация, то ли наш приятель просто был очень аккуратным барахольщиком!

Мари тепло улыбнулась Эрин.

— Звучит, конечно, устрашающе, но наша Эрин проделала огромную работу!

— К сожалению, я еще не все успела, — мягко заметила Эрин, потом пожелала новым Историкам удачи и поспешно удалилась.

Дак слишком поздно сообразил, что забыл сказать спасибо. Но когда он об этом вспомнил, они уже завершили обход помещения и вернулись к кафедре.

Бринт с довольной улыбкой повернулся к Даку:

— А теперь вам предстоит познакомиться с людьми, которые отправятся вместе с вами. Все они высококвалифицированные…

Оглушительный взрыв не дал ему закончить. Помещение командного пункта содрогнулось и накренилось, так что половина сотрудников попадали на пол. Дак обрушился на Сэру, и они вместе отлетели к стене. Здесь Сэра быстро обхватила Дака руками, не дав упасть.

Затем последовал второй взрыв, комната снова подпрыгнула. На этот раз Дак и Сэра все-таки упали, причем Дак всей тяжестью обрушился на Сэру сверху и даже сквозь комариный писк в ушах услышал, как она крякнула.

Бринт и Мари бросились к Даку и Сэре и помогли им подняться на ноги. На какое-то время взрывы прекратились, но Историки продолжали пронзительно кричать и в панике метаться по комнате. Иными словами, воцарилось общее смятение.

— Что происходит? — спросил Дак. Его сердечный ритм заметно участился, и еще он заметил, что Сэра держит его за руку. Устыдившись, Дак поспешно вырвал у нее свою ладонь.

Прежде чем кто-то успел ответить на его вопрос, гигантский монитор, возвышающийся над всей комнатой, резко погас. В следующую секунду он снова ожил, но теперь вместо десятков изображений на нем появилось одно огромное лицо. На них смотрела женщина с волосами цвета пламени, губной помадой цвета нефти и резкими чертами лица, как будто высеченными из гранита.

Дождавшись, когда в комнате воцарится мертвая тишина, женщина заговорила.

— Неужели вы всерьез рассчитывали скрыть нечто подобное от СК? — спросила она голосом, сочащимся ненавистью. — Мы уже идем, Бринт. Мы идем за вашим драгоценным Кольцом бесконечности!

ПЛАНЫ МЕНЯЮТСЯ

За словами Дамы в красном последовала новая серия толчков, от которых весь командный пункт с грохотом перевернулся вверх тормашками, так что сверху посыпались потолочные плитки. Они со звоном падали на пол, вздымая в воздух клубы пыли. Дак судорожно прижал Кольцо к груди. Мерзкая женщина пригрозила отнять его у Дака, но он не собирался уступать ей свою драгоценность без боя!

— Идем, — сухо сказал Бринт, бросив напряженный взгляд на Мари. — У нас нет времени.

С этими словами он схватил Дака за руку и грубо потащил его по проходу, опоясывающему комнату. Мари и Сэра шли следом, Дак краем глаза заметил, что Мари на ходу отсоединила планшет и торопливо запихнула его в свою сумку. Бринт подошел к вмурованной в стену пластине и нажал на нее. В тот же миг весь участок стены повернулся вокруг своей оси. Все четверо по очереди вошли в потайную комнату, совершенно пустую и тесную, не больше восьми футов в ширину. Обернувшись, Дак увидел, что Рик входит следом за ними, после чего Бринт снова закрыл дверь.

— Ваше самое слабое место — это языковой барьер, — сказала Мари. — Мы не можем послать вас в прошлое без языка. Будем надеяться, что наша защита продержится столько времени, что мы успеем подготовить вас к включению в десант.

Дак изо всех постарался не показывать своего страха.

— Кстати, что происходит? — как можно небрежнее спросил он. — И кто была эта женщина?

— Мы называем ее Дамой в красном, — ответил Бринт. — А вообще ее зовут Тильда. Это самая коварная и самая злобная женщина на свете. Готов поклясться, что ее никогда в жизни не интересовало ничего, кроме власти и продвижения по службе! Она не успокоится, пока не встанет во главе СК. И она твердо убеждена в том, что истребление Историков — лучший способ этого добиться.

— Рик, живее! — приказала Мари. — Расскажи им об устройстве.

Дак с удовлетворением отметил, что наглый переросток, похоже, слегка подрастерял свою заносчивость. «Потребовалось вмешательство злобной рыжей женщины, чтобы хоть чуть-чуть сбить с тебя спесь», — подумал он про себя.

Рик вытащил из кармана рубашки небольшой пластиковый цилиндр и высыпал из него какие-то детальки. Две из них он взял в руку: одна штуковина была похожа на наушник, а вторая — на зуб.

— И что это за чепуха? — с напускным безразличием поинтересовался Дак.

— В то время, когда твои родители канителились с проблемой путешествия во времени, — нагло ответил Рик, — мои работали над созданием универсального переводного устройства. Оно настолько опередило познания большей части человечества, что порой мне самому не верится в реальность этого прибора.

С этими словами Рик шагнул к Даку, держа в руке свои ушные затычки. Дак инстинктивно отпрянул.

— Не трусь, детка, — сказал нахальный Рик. — Будь умничкой.

Дак с усилием подавил вскипевший гнев.

— Хорошо.

Он позволил Рику вставить крохотную штуковину ему в ухо и затолкать ее так глубоко, что стало даже немного больно. Та же операция была проделана и со вторым его ухом.

— Так, а теперь самая неприятная часть, — объявил Рик.

Тут здание сотряс новый взрыв, и следующие несколько секунд все с трудом удерживались на ногах, раскачиваясь вместе с комнатой. Когда пол снова принял горизонтальное положение, Дак с опаской уставился на Рика.

— Не бойся, — сказал тот. — Болеть будет всего пару секунд.

Дак дал себе слово больше никогда не показывать своего страха.

— Хорошо. Что я должен делать?

— Открой рот. Пошире!

Дак вопросительно покосился на Сэру, которая ответила ему нетерпеливым взглядом, и повиновался. Противный Рик наклонился и запустил свои пальцы прямо ему в рот! Дак поперхнулся — пожалуй, это был самый отвратительный эпизод этого весьма отвратного дня. Последовал неприятный щелчок, но Дак так и не понял, услышал он его или почувствовал. Затем все его тело пронзила ослепительная вспышка боли, и он невольно отпрыгнул от Рика, который, конечно же, заулыбался до ушей.

Но боль, как и обещал Рик, мгновенно стихла.

— И что это должно…

Рик оборвал его:

— Нет времени на объяснения. Скоро сам поймешь, когда сможешь разговаривать с людьми на разных языках. Разумеется, к прибору нужно привыкнуть, но со временем у тебя все получится.

Затем Рик проделал ту же операцию с Сэрой, которая стояла как вкопанная и ни разу не пикнула. Закончив, Рик отошел и кивнул Мари.

Раздался чудовищный грохот, на этот раз все попадали на пол. Они еще не успели подняться на ноги, когда с другой стороны потайной стены послышались приглушенные голоса.

— СК уже в ПИКе! — вскрикнула Мари.

— Нельзя терять ни секунды! — закричал Бринт Даку и Сэре. — Включайте Кольцо! Отправляйтесь немедленно, торопитесь, пока они не ворвались сюда и не забрали прибор!

Мари схватила Бринта за руку.

— Бринт, нужно дождаться прибытия исторического десанта! Это же всего-навсего дети!

— Нет времени! Скорее всего, наши люди уже мертвы!

Дак сглотнул, реальность происходящего обрушилась на него со всей своей тяжестью.

— А… куда мы идем?

— Неважно! — отмахнулся Бринт. — Главное, прочь отсюда. Я иду с вами.

Мари, судя по всему, это не понравилось.

— Значит, Рик тоже идет. Никакая помощь не будет лишней.

— Эй, погодите… — сказал Рик.

— Но… — начал было Дак.

— Никаких но! — взорвалась Мари. — У нас нет выбора!

Она сорвала с плеча свою сумку и вручила ее Сэре:

— Береги ее пуще глаза. Помни, без планшета вы будете как без рук и ничего не сможете сделать. Если же вдруг, паче чаяния, вы его потеряете, вам придется вернуться обратно в наше время за новым. Но это может оказаться проблематичным — кто знает, что вы найдете здесь, когда вернетесь!

Дак кивнул и сделал шажок в сторону Сэры. Рик с раздосадованным видом присоединился к ним. Из соседней комнаты доносились звуки стрельбы. И крики.

— Ты ведь знаешь, как его включать? — спросил Дак у Сэры, слегка повизгивая от страха.

Она молча кивнула. Дак нехотя отдал ей Кольцо, и боль утраты вновь кольнула его в сердце, как будто, расставаясь с прибором, он предавал своих родителей.

Сэра тут же принялась жать на кнопки. Лицо ее превратилось в маску сосредоточенности.

За стеной снова загремели выстрелы. Послышался женский крик, полный боли и ужаса. Дак чувствовал себя абсолютно никчемным, ему было стыдно стоять без дела, но он знал, что если попытается помочь Сэре, то только помешает ей и все испортит. Поэтому он взял себя в руки и стал ждать, когда случится еще что-нибудь плохое.

Ждать пришлось не больше десяти секунд.

Потайная дверь сорвалась с петель, взлетела в воздух, несколько раз перевернулась и врезалась в Бринта. Тот с воплем рухнул на пол, а Мари прикрыла голову руками. Дак обернулся на открывшийся проход в ПИК. В развороченном дверном проеме стояли двое мужчин в военной форме с оружием в руках, тонкие красные лучи тянулись из оптических прицелов их пушек.

— Всем лечь на пол! — заорал один из солдат. — Быстро!

Дак плюхнулся на пол, закрыв руками затылок — как будто это могло спасти его, если кто-нибудь из головорезов надумал бы пальнуть в его сторону. Сэра отползла в угол, который не было видно от входа, и продолжила лихорадочно работать с Кольцом, лежащим у нее на коленях. Рик присел рядом с ней.

— Как вы смеете врываться на нашу территорию? — закричала Мари. — Мы сообщим об этом во все средства массовой информации…

Она не договорила, потому что один из солдат ударил ее рукояткой автомата по голове. Мари с воплем рухнула на пол рядом с Бринтом, по-прежнему неподвижно лежащим в той же позе, в которой он упал.

Гнев вскипел в душе Дака — слепая, дикая ярость, о существовании которой он даже не подозревал все долгие годы, проведенные за одиноким чтением в своей комнате! Теперь эти времена казались далеким прошлым. Дак кинулся на солдата, ударившего Мари. Визжа во весь голос, он пригнулся и с разбегу бросился на него, сбив с ног. Но второй громила тут же схватил Дака за волосы и поволок по полу, не обращая внимания на его брыкания и истошные крики.

Солдат швырнул его рядом с Мари и Бринтом.

— Еще одно движение или слово, которое мне не понравится, и кое-кто получит пулю. Все поняли? Так, а теперь главное: где Кольцо? — Дак поймал его взгляд и похолодел. Солдат наконец-то заметил, что Сэра не просто сидит в уголке, а лихорадочно работает над чем-то! — Эй, ты! Что ты там делаешь?

Сэра подняла на него испуганное лицо.

— Я? Ничего. Просто сижу и боюсь.

— Ты меня за дурака держишь? Давай его сюда! — взревел мужчина. — Я не буду просить дважды!

Сэра поспешно опустила глаза на прибор.

— Ладно, как скажете, еще секундочку.

— Сейчас же, маленькая дрянь!

Он бросился к Сэре, но Дак тут же вскочил, чтобы загородить ее собой. Не удержавшись на ногах, он упал на колени Сэре как раз в тот момент, когда Рик положил ей руку на плечо. Что-то щелкнуло, потом запищало. Мир взорвался вспышкой света и звука, и штаб-квартира Историков стала стремительно удаляться.

В ДАЛЬНИХ ДАЛЯХ

Сэра наслаждалась спасением.

Мучительное путешествие через червоточину длилось всего несколько секунд: уже знакомое, выносящее мозг, стремительное движение, головокружительная смена света и тьмы и ощущение, будто все атомы тела вот-вот разлетятся в разные стороны. А затем, без всякого перехода, все вдруг закончилось внезапным чувством покоя и обыденности, как будто и не было никакого перелета. Сэра огляделась по сторонам.

Она очутилась у подножия гигантской пирамиды, сложенной из огромных блоков желтого камня, которые покато возносились куда-то в небеса, где терялась вершина сооружения. Земля под ногами была сухая и пыльная, воздух опалял зноем. Сэра сидела в той же позе, что и в тайной комнате за командным пунктом, Кольцо бесконечности было зажато в ее потных пальцах. Дак вначале лежал у нее поперек коленей, но потом быстро откатился вбок и растянулся на песке, привалившись головой к каменному подножию пирамиды.

А Рик стоял у Сэры за плечом и разглядывал, огромное строение с таким бесстрастным выражением, что его запросто можно было принять за восковую фигуру.

— Как… — начала Сэра и осеклась. — Как ты думаешь, они выкарабкаются?

Рик с усилием перевел на нее остекленевший взгляд.

— Бринт и Мари сумеют о себе позаботиться. А моя задача — не подвести их, а значит, пора приниматься за дело. У нас полно работы, некогда время терять.

Дак сел и прислонился спиной к пирамиде.

— Замечательно! Нам навязали самого противного типа из всех, кого мы видели в командном пункте! Нет, просто замечательно!

— Дак, — медленно процедил Рик. — Скажи спасибо, что ты сопливый малолетка, не то я бы уже пять раз сломал тебе нос, чтобы хоть немного от сердца отлегло. Думаешь, мне очень хочется тут быть?

Дак со злобой взглянул на него, но промолчал.

— Извини, — процедил старший мальчик. Он отошел и сел на камень, торчащий из песка. — Я просто оказался не готов ко всему этому… Там же люди остались. Может, я больше никогда их не увижу.

Сэра вздохнула. Потрясения последних минут почти затмили тот факт, что они сидели у подножия настоящей египетской пирамиды. Причем каменные блоки выглядели почти новенькими, а значит, это было очень глубокое прошлое. Как и было задумано. Выставляя программу, Сэра старалась очутиться как можно дальше от СК как во времени, так и в пространстве. Она смотрела на гигантское строение понимала, что должна восхищаться, но необходимость немедленно заняться делом перевешивала все остальные соображения.

Сэра встала и отряхнула пыль со штанин. Потом переложила Кольцо в одну руку, второй отобрала у Дака сумку и положила оба сокровища перед собой на песок.

— Так, прошу внимания, — объявила она. — Первым делом нужно начать использовать эти приборы так, как это задумано. Если мы правильно выполним задание Историков, то, возможно, когда вернемся обратно, обнаружим, что никакого нападения СК на базу не было, все живы и здоровы, а вообще все в полном шоколаде.

— Погоди секундочку, — перервал ее Дак, погрузившись в глубокое раздумье. — Но если мы изменим историю, то, возможно, тем самым изменим и собственные будущие жизни, ведь если исчезнет необходимость исправлять Переломы, то, наверное, Кольцо бесконечности никогда не будет изобретено, а Переломы, которые не нужно исправлять, никогда не будут исправлены, и тогда… — Он замолчал, на лице его отразилось полное замешательство.

Но Сэра догадалась, к чему он клонит.

— Слушай, лучше тебе не забираться в такие дебри. Парадоксы времени штука довольно сложная, никто до сих пор точно не знает, как они действуют. В частности поэтому нам не стоит рисковать и возвращаться в свое время.

— То есть мы не можем вернуться домой? — спросил Рик.

— По крайней мере, до тех пор, пока не выполним все задания Бринта. Только представь, вдруг мы вернемся и обнаружим, что Кольца бесконечности больше не существует, а Переломы так и остались не выправленными?

— Но ведь ты можешь создать еще одно кольцо, — возразил Дак. — Правда же?

— При условии, что я не исчезну вместе с нашим Кольцом.

— Это тоже возможно? — спросил Рик. Было заметно, что эта мысль не на шутку его испугала.

— Говорю вам — я не знаю! Ладно, смотрите. — Сэра положила Кольцо в сумку и передала ее Даку, а сама подняла с земли палку и начертила на песке линию. — Время как река, правильно? Не случайно говорят — поток времени. Но поток течет в одном направлении — из прошлого в будущее, и все мы плывем вместе с ним. Но Кольцо позволяет нам путешествовать как по течению, так и против…

— О нет, — процедил Рик. — Только не метафоры! Когда нас знакомили, мне забыли сказать, что ты сочиняешь стихи.

— Я сейчас прочту тебе стишок, — вскипел Дак. — «Розочки красные, фиалочки синие, кто болтает напрасно, тот тупая скотина!»

— Смотрите, это у меня палка-объяснялка, — сказала Сэра, угрожающе поднимая свою палку. — Но она же может превратиться в палку-по-шее-надиралку, если вы не закроете рты — оба!

— Время. Река. Давай дальше, — буркнул Дак.

— Представьте себе Переломы в виде огромных валунов, которые рухнули в реку времени. Поток продолжает течь, но ему приходится слегка отклониться от естественного курса, чтобы обогнуть камень. Понимаете, это не другая река — в общем и целом она все равно течет туда, куда текла, — но на всем протяжении ее русла возникают небольшие изменения. Рябь. Зыбь. Отголоски.

— А если мы вытащим валун, — подхватил Рик, — то река снова вернется в нормальное русло!

— Именно, но вся трудность в том, что мы не знаем, каким должно быть «нормальное» русло! Пока мы скачем с места на место при помощи Кольца, мы не более чем аномалии, нас не затрагивают никакие перемены, которые мы вызываем. Но вот когда мы вернемся в свое время… кто знает, как там будет?

— То есть в прошлом нам все трын-трава? — уточнил Дак. — Наши воспоминания останутся без изменений? И Кольцо тоже?

— Дак, это все только в теории. К сожалению, мы ступаем на совершенно неизведанную территорию. Я точно знаю только одно: как только мы начнем что-то менять, поток времени снова придет в движение, и случиться может все, что угодно. Нам остается только выполнить то, что нам поручили, и надеяться на лучшее. В противном случае мы можем вернуться назад и обнаружить, что наша планета превратилась в гигантский кусок мертвой породы, болтающийся в космосе.

Рик подошел поближе и уставился на сумку в руках Дака.

— Ладно, я все понял. Кроме самого главного — откуда нам знать, что делать? Мне вообще ничего не рассказывали о Переломах, я понятия не имею о том, где они случились и как их найти. Я начал обучение Искусству памяти, но, честно говоря, не успел далеко продвинуться.

— Что ж, поблагодарим судьбу за то, что из нас троих целых двое умных, — покровительственно заявил Дак, встав с земли и останавливаясь рядом с Риком. — Ни о чем не волнуйся, приятель. Мы во всем разберемся. А ты будь паинькой и переводи, что скажут.

Рик противно расхохотался, а Дак вспыхнул.

— Кстати, я забыл, ты сколько языков знаешь?

— Один, — с каменным лицом процедил Дак.

— Замечательно! Я непременно обращусь к тебе за помощью, когда придется переводить с английского.

— А я, я тоже обращусь к тебе, когда мне понадобится притвориться тупицей!

Рик указал пальцем на ухо Дака.

— Не забывай, что этот прибор, при всем своем совершенстве, не поможет тебе ни читать, ни писать. Так что в прошлом ты безграмотен, как полено. Без обид, дружище!

Сэра откашлялась. Она не понимала, какая муха укусила Дака. Обычно он готов был подружиться с первым встречным. Возможно, Рик просто слишком сильно напоминал ему отражение в зеркале.

— Мальчики, вы закончили? — спросила она. Дак и Рик обменялись ненавидящими взглядами и нехотя кивнули. — Ради фарша, возьмите себя в руки! Дак, тупицы не могут выучить шестнадцать языков. Рик, проявляй побольше уважения к Даку, он знает об истории больше, чем твои наставники. Можешь мне поверить. — Она дала им несколько секунд на то, чтобы как следует усвоить ее слова, потом глубоко вздохнула. — Дак, есть еще одна проблема. Я все время размышляю о твоих родителях и боюсь, что они тоже аномалии.

Дак мгновенно посерьезнел.

— Что это значит?

— Они нырнули вместе с нами, но не вынырнули обратно. Это значит, что они потерялись в пути. Без Кольца они хуже лодки без руля и весел и обречены скакать по потоку времени, как пущенные с берега камешки. Но я предполагаю, что их скачки не совсем хаотичны. Как свободно плавающие аномалии они теоретически рано или поздно должны притянуться к другим аномалиям временного потока.

— Теоретически?! — взвизгнул Дак. — Мне надоело это слово!

— Я хочу сказать, что, по моим предположениям, их должно притянуть к Переломам. А это означает, что у нас есть реальный шанс встретиться с ними в ходе выполнения миссии.

Несколько мгновений Дак обдумывал ее слова. Потом протянул Сэре сумку.

— Тогда давайте поскорее начнем!

Сэра только этого и ждала. Усевшись на песок, она вытащила из сумки планшет и включила его. Дак и Рик устроились по обе стороны от нее, не сводя глаз с экрана. Ровно через две секунды на черном фоне возникла белая надпись с окошечком ввода внизу:

У ВАС ЕСТЬ ОДИН ШАНС ВВЕСТИ ПАРОЛЬ.
В СЛУЧАЕ ОШИБКИ УСТРОЙСТВО
ВЗОРВЕТСЯ.

ПАЛЬЦЕМ В ЭКРАН

— Смеетесь, что ли? — пробормотала Сэра. — Столько инструкций, столько болтовни, а в итоге нам забыли дать пароль?

Дак тоже почувствовал неприятный холодок в животе. Они находились в Древнем Египте — он на всякий случай еще раз бросил взгляд на одну из великих пирамид Гизы, до сих пор с трудом веря, что сидит у подножия сооружения, о котором грезил долгие годы, — без единой подсказки и без всякой помощи, кроме СКвадратника, который теперь оказался заблокирован! Но при этом воздух кругом был хрустально чист и прозрачен, еще не загрязнен тысячелетиями человеческой деятельности. Все выглядело как будто ярче, четче. Нет, в такой обстановке Дак просто не мог не верить в лучшее.

— Нужно просто угадать, только и всего, — сказал он. — Предлагаю вариант: Историк!

Рик оскорбительно фыркнул.

— Блестящая мысль! Может, ты этот пароль и введешь, чего зря время терять? Рискни. А если взорвется, значит, не судьба.

Дак непременно врезал бы ему в солнечное сплетение, если бы не мысль о возможных последствиях — вдруг Рик, скажем, вздует его в ответ?

— Я не имел в виду, что нужно взять и ввести этот пароль, недоумок. Я просто вбрасываю идеи. Почему бы и тебе, кстати, не внести хоть какой-то вклад в дело?

— Я сейчас поколочу вас обоих, — негромко сказала Сэра, и ее помрачневшее лицо не оставляло сомнений в искренности ее намерений. — Вы слишком мало знаете друг друга для того, чтобы стать врагами. Прекратите немедленно, слышите?

— А по-моему, достаточно, — процедил Дак.

— Дак, я серьезно, — холодно предупредила Сэра. Потом снова опустила глаза на экран. — Чем больше я об этом думаю, тем меньше верю в то, что они могли бы забросить нас сюда с прибором, к которому невозможно подобрать ключ. Мне кажется, отгадка где-то рядом, нужно только как следует подумать. Давайте пораскинем мозгами. Как только придумаем вариант, который ни у кого не встретит возражений, то введем его.

— Я думаю, это логическая задача, — сказал Рик. — Нельзя просто бездумно строить догадки.

На Дака он даже не посмотрел, но тот сразу понял, в чей огород был брошен камень.

Сэра выключила планшет и сложила руки на экране.

— Ладно. Давайте думать. Помолчим несколько минут.

Дак привалился спиной к стене пирамиды («Нет, — подумал он при этом, — ну до чего же все-таки здорово, а?»), уронил голову на руки и закрыл глаза. Он вызвал в памяти два предложения, написанные на экране, и несколько раз прокрутил их в голове. Потом мысленно вернулся в командный пункт и попытался вспомнить, не говорили ли Бринт и Мари что-нибудь такое, что могло бы оказаться ключом к паролю. Нет, ничего такого ему на ум не приходило.

Отчаявшись, он стал думать, не могла ли сама надпись быть подсказкой. Он стал мысленно перебирать слово за словом.

«У вас есть один шанс ввести пароль. В случае ошибки устройство взорвется».

— Кажется, я знаю, что делать, — сказал Рик. — Я думаю, это как-то связано со взрывами. Вот, скажем, бомба, да? Предохранительное устройство! У бомб ведь должны быть какие-то предохранительные устройства, правильно? Чтобы они не взрывались в ненужное время.

— Хм, — ответила Сэра. — Сомневаюсь, что среди нас есть эксперты по взрывным устройствам.

— Но тогда, — не сдавался Рик, — давайте сходим в ближайшую деревню и спросим кого-нибудь. Может, они помогут нам догадаться?

Дак чуть дара речи не лишился.

— Ты ведь, кажется, Историк! Ты что, всерьез думаешь, что в Древнем Египте у людей были бомбы? Тем более электронные, с предохранителями, вмонтированными в планшет?

Рик поднял глаза на пирамиду.

— Ну… нет, пожалуй. Есть идеи получше?

Дак вновь погрузился в раздумья. Он опять закрыл глаза, чтобы ничто его не отвлекало. И тут его осенило — разом, как удар тока!

— Придумал! — закричал он, вскакивая.

Сэра и Рик подпрыгнули от неожиданности, и Дак с восторгом увидел мгновенную тень уязвленной гордости, мелькнувшую в глазах его нового врага.

— Ну, что? — спросила Сэра. — Выкладывай!

— Мы слишком много думаем, — начал Дак. — Точно так же, как любой на нашем месте. Но поскольку мы вообще ничего не знаем, нас никак не могли отослать сюда с риском взорвать прибор при первой же попытке ввести пароль. Значит, подсказка не только должна быть, она есть, и она у нас перед глазами!

Он увидел на лицах слушателей отсвет понимания и поспешил выпалить отгадку, пока они сами не догадались:

— Пароль! Нужно ввести это слово: «пароль»! Вот и все.

Сэра и Рик с сомнением переглянулись.

— Хорошо, что еще это может быть? — спросил их Дак.

— Вообще-то это довольно рискованно, — после долгого раздумья сказала Сэра. — А если ошибемся?

— Если! — возмущенно всплеснул руками Дак. — А если любое другое слово тоже окажется ошибкой? У тебя есть идеи получше? Мне кажется, все совершенно очевидно!

— Я думаю, он прав, — сказал Рик. Это признание слегка уязвило Дака, поскольку грозило лишить его веских оснований для ненависти. — Если у нас всего один шанс, то слово должно быть такое, чтобы никаких вопросов не было. Это подходит. Все просто и логично.

Сэра медленно кивнула, прикусив нижнюю губу.

— Наверное, я просто до смерти боюсь попробовать любое слово. Как-то не по себе, когда всего один шанс.

Дак небрежно пожал плечами:

— Именно поэтому ты должна ввести этот пароль. Давай действуй!

— Почему не ты?

— Потому что я квалифицированный историк. Я нужен миру. На меня вся надежда.

— А по-моему, ты квалифицированный нерд, — прошипел Рик.

— Что ж, в принципе, ты прав, — важно ответил Дак. — Как известно любому сколько-нибудь стоящему филологу, происхождение слова «нерд» уходит корнями во вторую половину двадцатого столетия, когда…

— Пожалуй, чуть позже, — перебила его Сэра. — Все это, конечно, очень занимательно, но давайте сосредоточимся на главном.

— Ладно, — легко согласился Дак. — Давай сюда, я сам введу!

Он ощутил прилив уверенности, ведь именно ему принадлежала честь открытия. Взяв у Сэры устройство, он уселся и нажал на кнопку. На экране появились те же два предложения. Дак сделал глубокий вдох, напечатал слово «пароль» и щелкнул по кнопке «ОК».

Экран мгновенно полыхнул белым, и на какую-то долю секунды Дак решил, что это начало страшного взрыва, который сейчас спалит его дотла. Но затем по экрану поползли новые слова:

Перелом № 1
Спешите — сметливей лисицы и змея мудрей,
Откройте страницу, заветный добудьте трофей,
Проходят века, но как встарь, вы себя посвящаете,
Истории, правде, искусству великому памяти!

Дак улыбнулся.

— Ну, что я вам говорил? Я решил эту задачку с закрытыми глазами!

Но его торжество оказалось недолгим. Под стихотворением возникла самая странная картинка, которую Дак когда-либо видел в жизни, — какая-то нелепая мешанина из кругов, штриховок и обрывков картинок. С одной стороны тянулись какие-то греческие буквы, а с другой было написано слово «лагуна».

— Это что еще за ерунда? — спросил он.

— Испания, — прошептал Рик. — Мы должны отправиться в Испанию.

Джеймс Дашнер. Мятеж во времениДжеймс Дашнер. Мятеж во времени