среда, 11 января 2017 г.

Марина Серова. Обвиняется маленькое черное платье

Марина Серова. Обвиняется маленькое черное платье
Услуги частного детектива Татьяны Ивановой стоят недешево, но у правды нет цены, особенно если в новом деле полиция снова бессильна. Да, Таня красавица и модница, любительница парижских бутиков и миланских дефиле, но ради торжества справедливости в родном российском городе Таня и на обычную фабрику пойдет работать, и с официантами в простом кафе будет знаться. Тем более что ей, красавице в маленьком черном платье, все примечающие официанты расскажут такое, в чем никогда не признались бы человеку в форме…

Отрывок из книги:

Что такое 1 мая для граждан нашей необъятной родины? Кто-нибудь сейчас обязательно скажет, что это праздник международной солидарности трудящихся, объединенных в профсоюзы. К счастью, немногие наши сограждане настроены так серьезно. Для большинства этот день — возможность встретиться с друзьями, не обремененными по такому случаю трудовыми обязанностями. А для людей свободных профессий вроде меня он лишен даже такого смысла, поскольку наш рабочий график зависит только от нас самих. Я не нуждаюсь в рамках, ограничивающих мой труд, и уж тем более не ощущаю себя частью какого бы то ни было союза.

В этом году в первый майский день я вынужденно примкнула к компании, собирающейся на пикник. Не на первомайскую демонстрацию, заметьте, а именно на пикник. Для большинства провинциальных городов, и мой родной Тарасов не исключение, смысл демонстрации давно канул в Лету. Прошли времена, когда массы трудящихся, вооружившись транспарантами, вышагивали по улицам к центральной площади, чтобы засвидетельствовать свою активную жизненную позицию или, говоря по-простому, заработать дополнительный отгул.

Многие из традиций этого дня давно и основательно забыты, но только не шашлыки на лоне природы. Я давно заметила, что толпы, оккупирующие любой маломальски подходящий для пикника уголок, обратно пропорциональны числу членов профсоюза в наших рядах.

Вот и моя закадычная подруга Светка — большая любительница отметить Первомай на свежем воздухе. Особенно если на горизонте просматривается очередной ухажер.


Три дня назад она позвонила мне, чтобы сообщить, что в столь знаменательный день мы просто обязаны поддержать инициативу ее нового бойфренда и совершить вылазку на природу. Никакие возражения не принимаются. В программе мероприятия, помимо шашлыков и вина, значились «встречи с интересными людьми». Это требование ни много ни мало означало, что каждый участник обязан привести с собой «неординарную личность». Не придумав ничего более оригинального, эту роль Светка предложила мне. Могла ли я отказать лучшей подруге, да еще в таких обстоятельствах?

Работы на майские праздники у меня не предвиделось, семьей и другими заботами я не обременена. Словом, отчего не помочь подруге? Тем более многого от меня и не требовалось, если верить Светке. Даже секретами своей профессиональной деятельности я не обязана была ни с кем делиться, даром что изображать нужно было человека творческой профессии. Собственно, гарантия того, что никто не станет расспрашивать, какие именно дела веду я, частный детектив Татьяна Иванова, и стала решающим фактором в тот момент, когда я соглашалась на этот пикник.

Решающим, но не единственным. Вы поняли бы меня, если бы узнали, что Светкин кавалер предлагал в меню. Осетрина на гриле под винным соусом! Это обстоятельство Светка подчеркнула особо, прибавив, что в наш город именно сейчас прибыл жутко модный повар из Франции, специализирующийся на приготовлении рыбных блюд. Господин Лерой согласился посетить нашу страну исключительно по причине личной симпатии к организатору мероприятия и готов был продемонстрировать свои таланты только в рамках этого торжества. Что из этого следовало? Вот именно: я смогу насладиться искусством мэтра лишь в том случае, если соглашусь на предложение Светки.

Могла ли я отказаться? Для того, кто знает меня не первый год, ответ очевиден. Упустить такую возможность? Только не с моей страстью к рыбным блюдам! Тем более осетрина. Тем более в аранжировке знаменитого французского повара. Вот так и получилось, что в первый день мая я тряслась по ухабистой дороге, ведущей к фешенебельной по тарасовским меркам базе отдыха. Светка на пассажирском сиденье трещала без умолку.

— Между прочим, там будет даже жена губернатора! И ей, чтобы получить это приглашение, пришлось задействовать кое-какие связи. Представляешь, как нам повезло? — ораторствовала она. — Губернаторша получила свой пригласительный всего сутки назад, и то через третье лицо. А у нас с тобой приглашение от самого организатора! Чувствуешь разницу?

— Если честно, с трудом, — выдавила я.

— Ага, так я тебе и поверила! — воскликнула Светка. — Да за такую возможность ухватился бы любой предприниматель. Или для тебя слово «реклама» уже ничего не значит? Ты хоть представляешь, как подскочит спрос на твои услуги у первых лиц нашего города? Стоит им услышать хоть одну из твоих профессиональных историй, и от клиентов отбоя не будет!

— Насколько я помню, мы договаривались, что мое присутствие на пикнике не обязывает меня заниматься саморекламой, — мягко напомнила я.

— А кто говорит о саморекламе? — невинно подняла брови Светка. — Будь уверена, как только все эти бизнесмены и депутаты услышат, чем ты занимаешься в свободное от пикников время, вопросов к тебе будет море.

— И на вопросы я отвечать не обязана, — попыталась я уклониться.

— Хочешь все испортить? — надулась Светка. — Ты ведь мой уникальный гость. Неужели так сложно рассказать пару-тройку историй об уже раскрытых делах?

Ответить я не успела. Машину тряхнуло на очередной выбоине, и Светка, лязгнув зубами, переключилась на новую тему.

— Почему наши власти никак не отремонтируют эту раздолбанную дорогу? Ведь ясно же, что на базу «Трансильвания» можно попасть только так. А туда несостоятельные люди не ездят.

— Эта дорога соединяет с Тарасовом еще добрый десяток населенных пунктов, — заметила я.

— А что начальникам до них? Качество трассы сказывается на посетителях «Трансильвании», разве этого мало? — не унималась Светка.

— Видимо, так, — я пожала плечами.

— Не понимаю, на что они там, в городском правительстве, вообще смотрят? — тараторила Светка. — Вот поедет по этой горе-дороге господин Лерой, и что он о нас подумает?

— То, что и должен, — предположила я. — В России по-прежнему две беды.

— Почему две? — не сдавалась Светка. — Насчет дорог не спорю. Но вот по поводу дураков можно поспорить.

— С кем? С дураками? — засмеялась я.

— Дураки у нас давным-давно перевелись, — отрезала моя любимая подруга.

— И куда же они, по-твоему, делись?

Этот спор, честное слово, начал меня забавлять.

— За границу слиняли, — улыбнулась Светка. — Это наш вклад в их суперэкономику. Пусть не зазнаются.

Пока мы спорили, показалась развилка. Я сбросила скорость и свернула направо. Какое-то время в салоне стояла тишина. Светка достала из сумочки миниатюрное зеркальце и теперь прихорашивалась.

— Как думаешь, стоит обновить помаду? — Она уже забыла о вечных проблемах и переключилась на злободневные.

— Твоя внешность безупречна. — Честное слово, отвечая так, я ничуть не кривила душой.

— Все-таки нужно обновить, — доставая тюбик, протянула Светка. — Ты даже представить себе не можешь, какие акулы крутятся вокруг Стасика.

— Чудесное имя, — улыбнулась я. — Как у таракана.

— Можешь смеяться сколько влезет, — она надулась. — Между прочим, немногим выпадает честь звать его по имени. Тем более в уменьшительном варианте.

— О, так на меня эта честь тоже распространяется? — я попыталась вложить в свои слова весь сарказм, на какой была способна. — Весьма польщена.

— Даже не думай! — всерьез всполошилась Светка. — Для тебя он Станислав Игоревич. И никак иначе!

— Пардон, — продолжала я подтрунивать. — И в мыслях не было приближаться к этой высокопоставленной персоне настолько, чтобы иметь право величать его тараканьим титулом.

— Татьяна! Предупреждаю: этот объект должен быть избавлен от твоих шуточек. — Светку явно не на шутку встревожил мой воинственный настрой.

Чтобы не усугублять ситуацию, пришлось продемонстрировать смирение.

— Светик, на этот счет можешь не беспокоиться. Высокочтимый хозяин даже не заметит моего присутствия.

— Обещаешь? — на всякий случай уточнила Светка.

— Клянусь, — ответила я и для убедительности вытянула руку вперед, как это делают свидетели на суде.

— О, вот и ворота, — она оживилась и подалась вперед.

Действительно, капот почти уперся в кованые ворота, отделяющие территорию простых смертных от заповедной зоны тарасовского бомонда. Внушительного вида охранник приблизился к машине.

— Леди, ваши пригласительные.

Я ткнула пальцем вбок, давая понять, что заветный пропуск он может получить из рук моей спутницы. Ничуть не смутившись, охранник обошел машину и наклонился над Светкой. Пока длился ритуал изучения пригласительного, я размышляла над тем, как моей подруге, простому провинциальному парикмахеру, удается заводить знакомства в подобных кругах. И не просто заводить, но и получать всякие бонусы благодаря этим знакомствам. Светка между тем оживленно ворковала с охранником, и тому явно льстило внимание дамы. Улыбаясь, он отпускал ей комплименты, но не забывал при этом исполнять свои прямые обязанности. Когда процедура идентификации закончилась, охранник подал сигнал, и ворота разъехались в стороны. Просигналив, я направила машину по подъездной дороге.

У центрального здания нас поджидал еще один охранник. Он указал место для парковки и стал внимательно следить за тем, как я справлюсь со своей задачей. Машин на широкой площадке перед домом было уже немало. Оставалось порадоваться, что мы прибыли не в числе первых. По крайней мере ждать начала придется недолго. Покинув машину, мы с подругой направились к зданию, где нас встретил очередной охранник. С дежурной улыбкой он сообщил, что хозяин ждет всех у фонтана. «Вот так вот, не где-нибудь, а у фонтана», — хохотнула я мысленно и двинулась к стеклянным дверям веранды, ведущим во внутренний дворик.

— Красота какая, правда? — шепнула Светка.

Внутренний двор и правда впечатлял. Два ряда сосен окаймляли широкую аллею, по которой нам предстояло пройти. Ровная, без единой трещины дорожка вела к лужайке, где были расставлены столы под белыми льняными скатертями. Официанты в черных костюмах и лаковых туфлях сновали между гостями с подносами в руках и предлагали выпивку и легкие закуски.

— Добрый день, дамы. Позвольте проводить вас к хозяину.

Симпатичная девица, подлетевшая к нам, ухватила Светку за руку и потащила к дальней беседке. Видимо, тот, кто носил тараканье имя, обосновался именно там. У беседки толпились гости. В центре этой группы возвышалась фигура босса. Стоило мне его разглядеть, как я стала понимать волнение подруги. Высокий, под метр девяносто пять, подтянутый мужчина. Виски с легким оттенком седины, смуглая кожа эффектно контрастирует с белизной рубашки. А глаза, что это были за глаза! Цвета ясного летнего неба, но и это еще не все. В этих глазах читался не просто ум. Я увидела в них неподдельный интерес к жизни.

— Вот это экземпляр, — не сдержавшись, выдохнула я, — Голливуд отдыхает.

— А я что говорила, — довольная произведенным эффектом, прошептала Светка. — Только не забывай, этот экземпляр уже забронирован на долгие-долгие годы.

— Уверена? — процедила я.

Профессиональный взгляд выхватил из толпы молоденькую блондинку с завидным размером бюста. Девушка цеплялась за рукав Светкиного бойфренда и заливисто хохотала. Так, знаете ли, театрально — откидывала голову назад и выпячивала вперед пышный бюст, отчего тот колыхался, как знаменитые холмы китайской провинции Шэньси во время землетрясения. Проследив за моим взглядом, Светка окаменела. Лицо ее пошло пятнами. Секунду она оценивала ситуацию, после чего стремительно преодолела расстояние, отделявшее ее от Стасика, и громко произнесла:

— Добрый день. Прекрасная погода, не правда ли? Надеюсь, мы ничего не пропустили?

Взгляды присутствующих оторвались от колышущегося бюста блондинки и впились в новую гостью. Стасик освободился от цепкой хватки юной дивы и двинулся навстречу моей подруге.

— Прошу простить, господа. Обязанности хозяина, — неопределенно бросил он, покидая озадаченных гостей.

Если честно, я разделяла их недоумение. Высокий красавец предпочел никому не известную рыжую жердь силиконовой кукле? Парадокс! Пожалуй, этот факт не смутил одну лишь Светку. Царственным жестом она протянула Стасику руку для поцелуя и поскорее увела его подальше от толпы. Обо мне Светка напрочь забыла. Что ж, неудивительно, от таких глаз кто угодно голову потеряет. Некоторое время я постояла у беседки, ожидая, что подруга надумает представить меня организатору праздника, но нет, ей явно было не до меня. Сейчас, переходя от одной группы гостей к другой, я с неподдельным интересом разглядывала присутствующих. Некоторые лица были мне знакомы. Сдержанно кивая в знак приветствия, я продвигалась к дальней части лужайки.

20000 бесплатных книг